Библиотека Виктора Конецкого

«Самое загадочное для менясущество - человек нечитающий»

11.07.2014

К 100-летию начала Первой мировой войны

К 100-летию начала Первой мировой войны

11 июля 2014 года

г. Санкт-Петербург

Вступление России в войну с кайзеровской Германией в 1914 году было воспринято миллионами русских людей с болью, но и с большим патриотическим подъёмом. Не остались в стороне и женщины. Тысячи сестёр милосердия, включая особ императорской фамилии, трудились в госпиталях как на фронте, так и в тылу, и даже участвовали в боях.

Уже в июле 1914 года Мария Михайловна фон Эссен (1860–1928) приступила к созданию благотворительного «Дамского Морского общества», чтобы помогать семьям моряков «как призванных из запаса, так и состоящих уже на действительной службе». Общество просуществовало до середины 1917 года.

11 июля 2014 года на Новодевичьем кладбище в Санкт-Петербурге по инициативе Морского литературно-художественного фонда имени Виктора Конецкого при финансовой поддержке Группы компаний «Балт Эскорт», «Балтийский эскорт», «Балт – Тест» установлен памятник на могиле Марии Михайловны фон Эссен – учредительницы «Дамского Морского общества», жены адмирала Николая Оттовича фон Эссена (1860–1915), командующего Морскими силами Балтийского моря (1911–1914), флотом Балтийского моря (1914–1915).

Наш долг – помнить о благородной Женщине, которая в не меньшей степени, чем её муж, разделила свою судьбу с Российским флотом.

Н.О. и М.М. фон Эссены.JPG

Адмирал Н.О. фон Эссен с женой Марией Михайловной.

11 июля 2014 года на могиле М.М. фон Эссен была отслужена панихида по всем членам семьи адмирала Н.О. фон Эссена, на которой присутствовали члены Морского фонда имени Виктора Конецкого, правнучка Эссен Н.С. Янанис и её дочь А.А. Скоробогатова, представители морских общественных организаций Санкт-Петербурга, писатели и журналисты. Слово о М.М. фон Эссен произнесли ген. директор Морского фонда имени Виктора Конецкого Т.В. Акулова, историки А.Ю. Емелин и В.Г. Смирнов.

Благодарим сотрудников Фонда развития ритуальных услуг (исполнительный директор Л.Э. Бабушкина) за проведение работ по изготовлению и установке памятника.

Историк В.Г. Смирнов, автор книги Морские благотворители, на могиле М.М. фон Эссен.  2013 год.JPG

В.Г. Смирнов, автор книги «Морские благотворители», на могиле М.М. фон Эссен. 2013 год.

DSCN4949.JPG

На панихиде. 11 июля 2014 года.

DSCN4969.JPG

Н.С. Янанис и А.А. Скоробогатова с историком А.Ю. Емелиным. 11 июля 2014 года.

А.Ю. ЕМЕЛИН

СУДЬБА СЕМЬИ АДМИРАЛА Н.О. ФОН ЭССЕНА

В последнее время в популярных изданиях появились некоторые отрывочные сведения о семье адмирала Николая Оттовича фон Эссена (1860–1915), героя обороны Порт-Артура в 1904 г., командующего Балтийским флотом накануне и в начале Первой мировой войны. К сожалению, они нуждаются в уточнении и дополнении.

Публикуемые ниже краткие данные отнюдь не претендуют на полноту охвата темы, но по возможности выверены по архивным и иным источникам. В основном это сведения о мужчинах – морских офицерах, документами о жизни женской части семьи мы почти не располагаем.

Менее всего сведений в Российском государственном архиве Военно-морского флота (РГАВМФ) удалось обнаружить о жене Николая Оттовича, Марии Михайловне, урожденной Васильевой (1860 –1928). Ее отец, коллежский советник, до свадьбы дочери не дожил. Сохранился аттестат Марии об окончании Мариинской женской гимназии, выданный 31 мая 1882 г. Почти все оценки в нем – «очень хорошо» и «отлично». Известно, что она во всем поддерживала своего мужа, чувствовала сопричастность со столь любимым им флотом. Так, например, в июле 1914 г. штаб командующего флотом Балтийского моря циркулярно известил все подчиненные части, что «супруга его высокопревосходительства Мария Михайловна фон Эссен (Петербург, Ковенский пер., д. 21) любезно выразила готовность помочь советами и хлопотами в центральных учреждениях Морского министерства семьям всех чинов Действующего флота, терпящим нужду или имеющим какую-либо надобность в помощи по справкам там». На примере мужа отлично зная, как сложно было чего-то добиться от министерства, Мария Михайловна надеялась хоть немного помочь простым людям, пострадавшим от тяжелой войны. В самом начале 1917 г. она уехала на Кавказ, откуда вернулась только в 1920-е годы. Умерла в Ленинграде в 1928 г., похоронена на Новодевичьем кладбище. В фонде № 757 РГАВМФ хранится переписка супругов, небольшая часть которой сравнительно недавно была опубликована.

М.М. фон Эссен с детьми. Начало 1890-х годов.jpg

М.М. фон Эссен с детьми. Начало 1890-х годов.

Всего у адмирала было три дочери и сын. Старшая дочь, Мария Николаевна, родилась 12 ноября 1886 г. В мае 1904 г. она с отличием окончила Санкт-Петербургское училище Св. Екатерины, причем была «при выпуске всемилостивейше награждена шифром». В 1908 г. она вышла замуж за мичмана Бориса Петровича Страхова (15.07.1886–06.1917). Этот молодой человек родился в Москве, в семье преподавателя, затем директора гимназии. В августе 1900 г. поступил в Морской кадетский корпус, который и окончил в 1906 г. После гардемаринского плавания на линкоре «Цесаревич» (июнь 1906–май 1907 г.), производства в мичманы (16 апреля 1907 г.) и недолгой службы вахтенным начальником на эсминце «Сибирский стрелок», Б.П.Страхов в сентябре того же года был назначен младшим флаг-офицером командующего 1-м отрядом минных судов Балтийского моря Н.О. фон Эссена.

Судя по рассказам родственников, Николай Оттович сердечно любил Бориса, считал его талантливым. Он и повлиял на дочь, которая, похоже, не слишком хотела выходить за, пусть и выдающегося и с истинно золотым характером, но не очень-то красивого офицера, к тому же происходившего не из знатной семьи.

Впоследствии Страхов исполнял обязанности ревизора эсминца «Охотник» (1909 г.), командовал газолиновой миноноской № 5 (1909–1910 гг.), плавал вахтенным начальником крейсера «Рюрик» (1910 г.). По окончании основного и дополнительного курсов гидрографического отдела Николаевской морской академии (1910–1913 гг.) лейтенант был зачислен в штурманские офицеры 1-го разряда и назначен старшим штурманом крейсера «Рюрик» (май 1913–январь 1916 г.). В годы Первой мировой войны его 6 декабря 1915 г. по линии произвели в старшие лейтенанты и наградили орденами Св. Анны 3 ст. с мечами и бантом (3 ноября 1914 г., «за проявленные осмотрительность и хладнокровие в отыскании неприятельского минного заграждения около Либавы»), Св. Станислава 2 ст. с мечами (5 января 1915 г.), Св. Владимира 4 ст. с мечами и бантом (26 августа 1915 г., за мужество и храбрость в бою у Эстергарна), Св. Анны 2 ст. с мечами (21 марта 1916 г.). В течение кампании 1916 г. Б.П. Страхов исполнял обязанности флагманского штурманского офицера 1-й бригады крейсеров. Видимо, служба на ходящих лишь в дозоры кораблях его мало устраивала, так как 17 ноября 1916 г. он был командирован в Дивизию подводных лодок, где уже в январе 1917 г. принял строящуюся подлодку «Ягуар». В первый летний день того же года он вышел в боевой поход на однотипной «Львице» (вероятно, стажером), которая не вернулась из похода. Приказом по армии и флоту от 15 октября 1917 г. Б.П.Страхов был исключен из списков «как погибший при исполнении боевого служебного долга».

О личных качествах Страхова красноречиво говорят некоторые его записи, сделанные еще в период учебы в Морском кадетском корпусе в октябре 1904 г. «Кто я, властолюбец или человек, без ума любящий свое дело, преданный ему, готовый работать, готовый жизнь отдать за него? Думаю, что второе; иначе меня бы не волновали настоящие события, не трогало бы равнодушие и халатность товарищей <...>». «Хочу поговорить о своем худшем недостатке – самомнении; это верно, что я смотрю на всех почти товарищей свысока, и это их сильно обижает <...>. Даже здесь, описывая некоторые свои пороки довольно откровенно, я тем самым возвышаюсь в собственных глазах <...>. Как же избавиться от этого? Конечно, я могу сдерживать себя, и этот взгляд свысока на всех не будет так заметен, но ведь это не так важно, как в корне уничтожить дурное семя; кажется, второе невозможно, так как, вероятно, я прав, утверждая, что я развит гораздо более большинства товарищей, и не думаю, чтобы мне можно было отказать в уме. Я нашел себе идеал; я не удовлетворюсь мелкой ролью в жизни (так по крайней мере мне кажется теперь; это необходимо оговорить); я стремлюсь сознательно к власти и для этого и учусь. Теперь спрашивается, зачем же я стремлюсь к власти? На это можно ответить, что 1) я по природе властолюбец, а 2) хочу принести возможно большую пользу хотя бы флоту. Теперь, что же нужно иметь человеку, имеющему власть, и что у меня есть; прежде всего нужны характер и энергия; первый у меня есть, но его не много, относительно же э[нергии] – не знаю; зато здоровья – достаточно; ум есть и знания – будут; следовательно, мне нужно выработать характер и железный характер».

Дочь Страховых, Марина Борисовна (Гельсингфорс, 10.02.1910 – С.-Петербург, 14.07.1995), почти всю жизнь проработавшая в нашем городе, была балериной, долгие годы преподавала в Вагановском училище. Ее дочь Наталья Станиславовна Янанис (1936 г.), внучка Алиса Адольевна Скоробогатова (1963 г.) и правнук Филипп Орестович (1988 г.) в настоящее время единственные прямые потомки адмирала.

После гибели супруга М.Н. Страхова была вынуждена устроиться на работу в Морской Генеральный штаб (МГШ), в чем ей, несомненно, помогли почитатели отца и друзья мужа. Приказ о ее приеме на службу не обнаружен, однако в справке, выданной в октябре 1919 г., указано, что она работала с 13 апреля 1918 г. по март 1919-го. В сохранившихся списках сотрудников Мария Николаевна значится «заведующей осведомлением печати» (лето 1918 г.), позднее – переводчиком в Оперативном отделе (2-я категория 2-й группы некомандного состава, имела право на приобретение двух платных пайков). Имеется также приказ об увольнении № 155 от 20 марта 1919 г., подписанный начальником МГШ Е.А.Беренсоми комиссаром Л.М. Рейснер, однако причина в нем не указана.

Сама М.Н. Страхова в одном из писем сообщала, что ее уволили «за контрреволюционность». Возможно, причиной стал ее тяжелый характер. Следует упомянуть, что в апреле –июне 1918 г. МГШ был эвакуирован в Москву, где дочь адмирала проживала на ул. Садовой-Спасской, д.6, кв.2. О времени ее возвращения в Петроград мы не имеем точных сведений, однако в 1922 г. она уже находилась в бывшей столице (Знаменская ул., д. 35, кв. 24).

Сын адмирала, Антоний Николаевич (в семейной переписке – Отя), появился на свет в Ревеле 29 июля 1888 г. 15 августа его крестили в Ревельской портовой Симеоновской церкви, при этом восприемниками стали брат отца коллежский асессор Антоний Оттович фон Эссен (1863–1919) и сестра матери девица Варвара Михайловна Васильева. В 1904 г. он покинул реальное училище К.Мая и, идя по стопам отца, поступил в Морской кадетский корпус, который окончил в 1907 г. по успеваемости 27-м из 113, с общим средним баллом 10,46 по 12-балльной системе. После учебного плавания корабельным гардемарином на линкоре «Цесаревич» (с 15 июня 1907 по 4 апреля 1908 г.), в ходе которого будущие офицеры приняли участие в спасении жителей разрушенной землетрясением Мессины, последовал долгожданный приказ о производстве в мичманы (13 апреля 1908 г.). Недолгая служба на учебном судне «Герцог Эдинбургский» (май–сентябрь) сменилась продолжительной на крейсере «Адмирал Макаров». За 4,5 года (с 6 октября 1908 по 3 августа 1913 г.) Антоний прошел путь от вахтенного офицера до старшего штурмана (с апреля 1910 г.), неоднократно участвовал в заграничных плаваниях. После окончания временных штурманских курсов при Главном гидрографическом управлении (1910–1911 гг.) он был зачислен в штурманские офицеры 2-го, а спустя несколько месяцев – 1-го разряда. 6 декабря 1911 г. по линии его произвели в лейтенанты.

Период службы на «Адмирале Макарове» для Антония Николаевича был отмечен двумя важными событиями. 22 апреля 1912 г. он женился. Радость вскоре несколько омрачилась неприятной историей. 3 июля 1912 г. лейтенант стал свидетелем недостойной выходки корабельного гардемарина А.Покровского, который, будучи в нетрезвом виде, в увеселительном саду Новая Горка (Ревель) оскорбил корпорацию офицеров Корпуса инженеров-механиков. Позже, когда Эссен доставлял буяна на корабль, тот непристойно высказался уже по адресу самого лейтенанта. Не найдя в себе сил сдержаться, Антоний Николаевич ударил обидчика по лицу, после чего был принужден достать револьвер, чтобы не получить сдачи. 30 октября 1912 г. Кронштадтским военно-морским судом был вынесен приговор, осуждавший фон Эссена на четыре, а Покровского на девять месяцев заключения. 26 ноября 1912 г. по ходатайству И.К. Григоровича император соблаговолил выпустить первого из Петропавловской крепости в день тезоименитства, 6 декабря, а второму снизить срок до пяти месяцев. Эта «история» не сказалась ни на дальнейшей службе, ни на наградах – лейтенант был удостоен орденов Св. Станислава 3 ст. (6 декабря 1913 г.) и французского Почетного легиона кавалерского креста (1914 г.).

Осенью 1913 г. А.Н. фон Эссен поступил в Николаевскую морскую академию, однако война не позволила закончить обучение.

Во время выполнения в Севастополе практических академических работ он 16 июля 1914 г. получил распоряжение выехать в Петроград. Десять дней спустя Антоний устным распоряжением отца был возвращен на «Макаров», но служба на большом корабле, лишь иногда выходящем в дозор, ему претила. Когда осенью 1914 г. на Балтику пришли две первые британские подводные лодки, после длительных просьб отец согласился прикомандировать сына на одну из них – Е-9. Англичане отлично умели воевать, но совершенно не знали театра военных действий, а потому хороший штурман был им просто необходим. Прослужив на лодке более полутора лет (с 20 октября 1914 по 30 июня 1916 г.), Антоний участвовал во многих успешных боевых походах17, заслужил производство за отличие в старшие лейтенанты (10 апреля 1916 г.), был награжден Георгиевским оружием (17 августа 1915 г.), орденами Св. Владимира 4 ст. с мечами и бантом (23 марта 1915 г.), Св. Анны 3 ст. с мечами и бантом (6 декабря 1916 г.) и английским Крестом за отлично усердную службу (1916 г.).

Большой приобретенный офицером опыт позволил назначить его по совместительству наблюдающим за ремонтом английских подлодок (с июля 1915 г.), а позднее – флагманским штурманом штаба Дивизии подводных лодок Балтийского моря (с 20 июля 1915 по 2 февраля 1917 г.). Верхом его карьеры стало командование только что вступившей в строй подлодкой АГ-14 (с 10 января 1917 г.). Несколько непродолжительных боевых походов (24–27 июня в Ботнический залив, 21–24 августа к Домеснесу и острову Руно в Рижском заливе, 29–31 августа к Усть-Двинску) не принесли успеха. 12 сентября 1917 г. лодка вышла на позицию к западу от Стейнорта. Предполагалось, что она вернется 20 сентября, однако более ее никто не видел. А.Н. фон Эссен был исключен из списков 24 октября 1917 г., вместе с ним погибли старший офицер лодки поручик по адмиралтейству М.Н.Субуров, мичманы А.Г.Соколовский, Ф.Ф.Бекер и 30 матросов. У Антония Николаевича был единственный сын, Николай, родившийся 11 июля 1916 г. Известно, что он погиб во время Советско-финской войны.

Сестра Антония Николаевича Юлия (Юша) родилась 29 марта 1892 г. Как и старшая сестра, она вышла замуж за морского офицера. Ее избранником стал Владимир Владимирович Дитерихс (03.07.1891–28.12.1951), сын капитана 1 ранга, позднее контр-адмирала. Всего лишь за полгода с небольшим до свадьбы, состоявшейся 4 апреля 1912 г., он окончил Морской корпус и служил на кораблях Балтийского флота. Командование неизменно давало ему блестящие аттестации: «Отличный морской офицер во всех отношениях. Любит море и морское дело. Умеет отлично обращаться с командой. Хорошо знает каждого в своей роте. Лучший из мичманов и вообще один из лучших офицеров крейсера».

Вскоре после начала войны он вступил в Конно-подрывной отряд Балтийского флота при Кавказской туземной конной дивизии. Будучи командиром пулеметной батареи, лейтенант со своими моряками отличился в боях с австрийцами 22–25 января 1915 г., за что был награжден Георгиевским оружием (11 декабря 1915 г.) и орденом Св. Владимира 4 ст. с мечами и бантом (3 марта 1915 г.). После двух ранений и излечения в Царскосельском Особом эвакопункте (июнь 1915 г.) В.В.Дитерихс не вернулся в дивизию, избрав для продолжения службы другой «клуб самоубийц» – морскую авиацию. Окончив в 1915 г. обучение, он в августе 1916 принял участие в ожесточенных воздушных боях над Рижским заливом. Наградой ему стали ордена Св. Анны 4 ст. с надписью «за храбрость» (1916 г.), Св. Георгия 4 ст. (3 декабря 1916 г.) и производство в старшие лейтенанты «за отличие» (20 сентября 1916 г.).

Началось движение по служебной лестнице: 19 декабря 1916 г. он стал флаг-капитаном по оперативной части штаба начальника Воздушной дивизии Балтфлота, 30 июля 1917 г. был допущен к исполнению должности начальника 3-го воздушного дивизиона 1-й Воздушной бригады, а 25 августа – назначен старшим офицером эсминца «Самсон». В конце 1917 г. он был прикомандирован к Особому отделению командования Балтийским флотом (контрразведке), что впоследствии дало историкам-чекистам возможность назвать его «матерым контрразведчиком». В период эвакуации Балтийского флота из Финляндии Дитерихса арестовали финские белогвардейцы, так что первые месяцы 1918 года он провел в тюрьме Николайштадта.

После неоднократных обращений командования Балтийского флота к Сенату Владимир Владимирович был освобожден, а 20 сентября 1918 г. назначен командиром недостроенного эсминца «Сокол».

Осенью 1918 г. в Петрограде он вступил в кооператив «Мирный труд», по версии ВЧК служивший прикрытием для шпионской организации, связанной сначала с немцами, а затем с англичанами. Судя по всему, Дитерихс и его друзья, считали, что информация, которую они переправляли через англичан, попадала к генералу Н.Н. Юденичу, однако они жестоко ошибались в бывших союзниках.

В конце февраля 1919 г., получив сведения о предстоящем аресте, бывший офицер бежал в Финляндию, после чего приказом по флоту Балтийского моря № 396 от 24 июля 1919 г. был объявлен дезертиром как самовольно оставивший службу. Известно, что вскоре он вошел в состав русской военно-морской разведки «ОК», действовавшей в 1919–1922 гг. под руководством капитана 2 ранга А.А. Абазы (штаб-квартира в Лондоне). Затем последовала служба военным советником в Абиссинии, откуда в 1930 г. пришлось переехать в Париж. Там В.В. Дитерихс окончил Высшую химическую школу и работал в одной из ведущих фирм Франции, занимаясь разработками «витаминов для растений» и бактериологией. От второй жены, Марии Семеновны, урожденной Амельченко (1903–25.12.1962), у него родились две дочери, ныне проживающие под Ла-Рошелью.

Умер Владимир Владимирович 28 декабря 1951 г., и спустя три дня был погребен на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

В начале Первой мировой войны Юлия Николаевна Дитерихс и Наталья Александровна фон Эссен прошли курс обучения при Общине сестер милосердия Красного Креста имени генерал-адъютанта М.П. фон Кауфмана и, по просьбе Н.О. фон Эссена и его жены, 29 октября 1914 г. были зачислены в Петроградский морской госпиталь. В фонде адмирала отдельное дело составляют письма бывших пациентов его дочери с немудреными рассказами о себе, выражением глубокой благодарности и просьбами оказать содействие по различным вопросам. «Здравствуйте любезная сестрица Юлия Николаевна! Во первых строках моего письма спешу уведомить вас любезная и многоуважаемая моя сестрица Юлия Н. о своем здравии что я по милости Божией нахожусь еще жив и здоров и вам от души желаю <...> Письмо от раненого и любимого вашего солдатика Григория Федотовича Мозгового».

Судьба семьи адмирала печальна. Сам адмирал умер 7 мая 1915 г., его сын и зять погибли в 1917 г., другой зять оказался в эмиграции.

Женщины остались практически без средств к существованию.

Правнучка Николая Оттовича, Наталья Станиславовна Янанис, рассказала мне то, что знала со слов матери, Марины Борисовны Страховой. «В общем, судьба трагическая. Потому что жены офицеров, особенно морских, составляли как бы особую касту в России. Они настолько гордились перед всякими штатскими, “штафирками”... Знали, что мужья – это в какой-то степени смертники, как летчики были позже. Образованность была на уровне языков, литературы. К жизни не приспособлены совершенно. И вот так получается (правда, это к счастью), что все мужчины успели до революции умереть или погибнуть. Вы же понимаете – люди, верные присяге, никогда не могли ее нарушить, никогда. Мама говорила,что еще помнила, как дедушка приходил и часто царя ругал; мол, сегодня скажет одно, а завтра уже все поменял. Но это не важно. Верность присяге и честь – это превыше всего было. Так что хорошо, что никого из них не бросили за борт, на штыки не подняли. Остались женщины — три дочери, бабушка-адмиральша и вот еще внучка – моя мать. Ни средств, ни профессии. Начали кто где крутиться. Преподавали английский. Мама где-то с девяти лет начала их, бедных, обшивать».

Некоторую помощь семье оказал некогда отвергнутый Марией Николаевной жених – англичанин, морской офицер. Сколько уже лет прошло с момента их встречи, а он, узнав о трудностях, начал присылать муку, топленое масло в банках и другие продукты. Потом перестал, сочтя, по письмам Марии, что она стала слишком «красной». Ну вот, а из Генерального штаба выгнали за «контрреволюционность»...

Непросто складывалась судьба упоминавшейся выше внучки адмирала Марины Борисовны Страховой. Конечно, с таким происхождениемее не брали ни в какие учебные заведения. Наконец, уже в 16-летнем возрасте она пошла учиться балету на вечернее отделение, довольно быстро стала преподавать сама. В своих неопубликованных воспоминаниях известный специалист по проектированию судостроительных заводов и доков Г.А. Вахарловский (1908–1998) писал, что в конце 1920-х гг. его мать в их двухкомнатной квартире два-три раза в месяц устраивала платные танцы. В качестве учительницы нанимали М.Б.Страхову.

Вскоре после начала Великой Отечественной войны оставшаяся без работы Марина Борисовна устроилась в институт Лесгафта. В первую блокадную зиму ее пятилетняя дочь, Наталья, заболела дифтеритом. Врачи сотворили чудо, в нечеловеческих условиях вылечив ребенка, которому пришлось заново учиться ходить и говорить.

О дальнейшем рассказывает Наталья Станиславовна: «Весной 1942 года, в конце апреля, институт Лесгафта эвакуировали на Северный Кавказ, в Нальчик. И с этим институтом мы все поехали, в том числе бабушка и ее тетя. Мы там довольно шикарно жили, хотя в одной квартире. Профессорские семьи с детьми, пожилые люди... Потом наступил такой момент, что нас держали в закрытых домах, потому что приближались немцы. Уже танки было слышно, мародерство началось, сидели за закрытыми дверями. Весь институт, а это в основном молодые парни и девушки, пошли пешком через Грузинский перевал. Остались те, кого ни на руках не понесешь, ни сами идти не могут, – старики да дети; еды нам оставили на какое-то время. Потом выяснилось, что обстановка еще не так страшна,вернулось правительство республики, потому что правительство первое все удрало из города. Появилась надежда все-таки как-то уехать. Дали “телятники” – телячьи вагоны, но ничего не гарантировали: как-нибудь, может быть, уедете. А бабки мои остались под немцами. С немцами они и ушли. Увели, ушли – этого я уже не знаю. И это-то мы узнали уже много лет спустя. Потом каким-то немыслимым способом мама получила все-таки после войны письмо. Вот эти фотографии нам прислали оттуда. Там, конечно, очень бедно они жили, в Нью-Йорке, в Бруклине. Там они и скончались обе. Сначала младшая; Мария писала, что очень уж много кофе она пьет и много курит...»

Нам неизвестно, как и при каких обстоятельствах дочери адмирала выехали в Америку. В 1953 г. они уже проживали в США, где были приняты наследственными членами в Общество офицеров Российского императорского флота в Америке, однако, судя по всему, в собраниях и праздничных вечерах участия не принимали.

Юлия Николаевна Дитерихс, в последние годы предпочитавшая носить фамилию фон Эссен, скончалась от удара в Нью-Йорке 16 декабря 1963 г., а Мария Николаевна Страхова – 27 мая 1971 г. в окрестностях того же города.

Младшая дочь адмирала, Вера Николаевна, родившаяся 4 января 1897 г., погибла в психиатрической больнице в 1941 г.

В заключение хочется рассказать о том, как правнучка адмирала, Наталья Станиславовна, впервые узнала о своем известном предке.

В начале 1950-х гг. она вместе с другими воспитанницами балетного училища была отправлена на конкурс в одну из социалистических стран. В составе группы, естественно, находился «человек в штатском». Он и сказал девушке что-то вроде: «Да, знаем о Вашем знаменитом предке-адмирале, знаем». Только вернувшись на родину, Наталья Станиславовна от матери узнала, что тот человек имел в виду. Такова была очень распространенная система выживания – оберегать младшее поколение от «опасной» информации о родовых корнях.

Данную статью с примечаниями автора см.: Емелин А.Ю. Судьба семьи адмирала Н.О. фон Эссена / / Кортик. – 2004. – №2. – С. 32–40.

Статья представляет собой исправленный и существенно дополненный вариант доклада: Емелин А.Ю. Семья адмирала Эссена / Фамилия Эссен в Санкт-Петербурге. Материалы научного семинара 23–24 ноября 1999 г. – СПб., 1999.




Новости

Все новости

23.03.2019 новое

ПАМЯТИ Б.И. ТИЩЕНКО

22.03.2019 новое

МАЛЬЧИШКИ С АДМИРАЛТЕЙСКОГО КАНАЛА

21.03.2019 новое

«ДВА КАПИТАНА»: ЖИЗНЬ КНИГИ И ЕЁ ГЕРОЕВ


Архив новостей 2002-2012
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru