Библиотека Виктора Конецкого

«Самое загадочное для менясущество - человек нечитающий»

18.06.2015

Памяти Капитана

ПАМЯТИ КАПИТАНА  М.Н. РОДИОНОВА


НИКИТА КУЗНЕЦОВ

кандидат исторических наук

«МОРЕ – МОЯ РОДИНА»

«Море – моя Родина». Так говорил о себе Максим Николаевич Родионов – капитан самого крупного в мире учебного парусного судна – барка «Седов», безвременно скончавшийся в ноябре 2014 года.

1. Максим Николаевич Родионов.jpg

Максим Николаевич Родионов (19 июня 1964 г. – 23 ноября 2014 г.)

Большую часть своей жизни он служил Родине на море. И началась его служба в военно-морском флоте.

Максим Николаевич Родионов родился 19 июня 1964 г. в семье капитана 2-го ранга, моряка-подводника, служившего на Новой Земле Н.Е. Родионова. С детства М.Н. Родионов мечтал служить на флоте, причем именно подводном. В 1981 г. он поступил в Высшее военно-морское училище подводного плавания имени Ленинского Комсомола. В 1986 г. окончил его по специальности – боевое применение, эксплуатация и ремонт противолодочного ракетного и торпедного вооружения подводных лодок. Его служба проходила на Краснознаменном Северном флоте, в составе 4-й Краснознаменной ордена Ушакова 1-й степени эскадры подводных лодок. Максим Николаевич вспоминал: «Родители хотели, чтобы я пошел на атомные подводные лодки, но меня тянуло на дизельные. Я рассуждал так – атомные плавают мало, недалеко и не всплывают. А на дизелях мы полмира тогда посмотрели. По 9 месяцев жили в море и морем. И это было великолепно».

В октябре 1986 г.– январе 1988 г. он служил командиром торпедной группы, а затем – командиром минно-торпедной боевой части подводной лодки проекта 641 «Б-29». Она вступила в строй в 1966 г. и выполняла боевые службы в северо-восточной Атлантике и Средиземном море. В 1986–1988 гг. подводная лодка находилась в капитальном ремонте на Кронштадтском ордена Ленина морском заводе, после чего была передана в аренду ВМФ Польской народной республики. В польском флоте она получила название «Dzik», в 1993 г. была выкуплена Польшей, а через 10 лет – сдана на слом.

С января 1988 г. по март 1989 г. Максим Николаевич проходил службу в должности командира минно-торпедной боевой части в 132-ом экипаже большой подводной лодки флота. С 15 июня по 13 декабря 1988 г. моряки экипажа приняли участие в боевой службе в Средиземном море подводной лодки 641-го проекта «Б-413», которая ранее находилась на ремонте в югославском порту Тиват.

3.jpg

Подводные лодки проекта 641, на которых прошла большая часть военно-морской службы М.Н. Родионова

28 марта 1989 г. старший лейтенант М.Н. Родионов получил назначение на должность помощника командира подводной лодки «Б-871» проекта 877В (от базового проекта «Варшавянки»; по натовской классификации – «Кило») она отличается наличием водометного движителя вместо традиционного винта). Лодка была заложена 17 мая 1988 г. на горьковском заводе «Красное Сормово», спущена на воду 10 сентября 1989 г. Официально экипаж подводной лодки в количестве 56 человек был сформирован 18 мая 1989 г. в 4-й эскадре подводных лодок Северного флота. Первым командиром подводной лодки «Б-871» стал капитан III ранга А.Ю. Романов. 22 июня 1989 г. экипаж прибыл в Отдельный дивизион строящихся и ремонтируемых подводных лодок, расположенный в Горьком. 30 ноября 1990 г. «Б-871» была сдана флоту и в январе 1991 г. пришла в Севастополь, где была зачислена в 153-ю бригаду подводных лодок Краснознаменного Черноморского флота. Она несет свою службу на Черном море до сих пор (в 2003 г. приказом Главнокомандующего ВМФ ей присвоено название «Алроса» в честь компании, оказывающей кораблю шефскую помощь).

4.jpg

Подводная лодка проекта 877В «Алроса» на параде по случаю Дня ВМФ России в Севастополе. 2007 г.

Служба М.Н. Родионова на «Б-871» продолжалась до 11 января 1990 г., затем он занял должность помощника командира подводной лодки «Б-413», на которой служил ранее. Лодка вступила в строй в 1968 г. В составе 4-й эскадры КСФ «Б-413» выполняла задачи боевой службы. Летом 1990 г. она была перечислена в состав Дважды Краснознаменного Балтийского флота, в 1999 г. выведена из состава флота и передана Музею Мирового океана в Калининграде. В настоящее время «Б-413» установлена на вечную стоянку около Набережной исторического флота, являясь единственной в стране подводной лодкой – музеем, находящейся на плаву.

4-1.jpg

Подводная лодка проекта 641 «Б-413», установленная в качестве музея в Калининграде

В этот период для военно-морского флота начались нелегкие времена, корабли перестали выходить в море. 12 июня 1990 г. М.Н. Родионов был уволен в запас. «Субмарина – не служба, не просто – корабль, а Судьба и Религия в сердце одном…» – эти строки из песни петербургского моряка и барда К.И. Ривеля в полной мере относятся к Максиму Николаевичу Родионову, который, всегда гордился своей принадлежностью не просто к военно-морскому, а именно к подводному флоту. Единственным знаком отличия, который он постоянно носил на кителе, был нагрудный знак «Командир подводной лодки».

Покинув ряды военно-морского флота, Максим Николаевич не расстался с морем. В 1990–1992 гг. он работал заместителем начальника судоводительского факультета Государственной морской академии им. С.О. Макарова. Но береговая работа не устраивала моряка, желавшего плавать. И в 1992 г. Максим Николаевич пришел на учебное парусное судно «Мир», принадлежащее «Макаровке». Несмотря на то, что ему предложили должность 4-го помощника капитана, М.Н. Родионов начал свою карьеру на парусном флоте с простого матроса. Казалось бы сложно представить более диаметрально противоположные вещи, чем субмарина и парусник. «Это как две стороны луны – темная и светлая», – говорил Максим Николаевич. И иногда в шутку замечал, что в юности не пошел на парусник, потому что... боялся высоты.

В 1992 г. «Мир» принимал участие в международной гранд-регате «Колумбус–92», посвященной 500-летию открытия Америки и стал ее абсолютным победителем. Вот как вспоминал об этом Виктор Николаевич Антонов, капитан парусника, учитель Родионова: «Тогда собрались почти все большие парусники из Северной Европы, стран Средиземноморья, учебные суда из Латинской Америки и США. В нашем классе оказалось 34 судна. Старт был дан в Лиссабоне. Первый этап Лиссабон – Кадис. На нем мы заняли второе место. Затем по чистому времени пришли первыми. Далее была гонка из Кадиса до Канарских островов. Здесь уж точно первыми пришли. На неделю раньше остальных. <…> Очень тогда удачно схватили ветер. Затем гонялись из Пуэрто-Рико до Нью-Йорка. В Нью-Йорке был финиш. Дальше переход из Нью-Йорка в Бостон, а оттуда гонка до Ливерпуля. По сумме всех трех регат мы заняли чистое первое место». Главный приз – модель каравеллы «Санта-Мария» капитану российского парусника вручил король Испании Хуан Карлос I.

Схема

Схема маршрутов парусников – участников гранд-регаты «Колумбус – 92»

После этого рейса М.Н. Родионов навсегда связал свою жизнь с парусным флотом. В следующем году он стал боцманом одной из мачт «Мира», а с 1996 г. – старшим помощником капитана. О плаваниях середины 1990-х–начала 2000-х гг. Максим Николаевич говорил: «Нам посчастливилось застать “золотой век” европейского паруса – с начала 1990-х до недавних лет. Тогда советская перестройка дала возможность самому большому отряду советских учебных кораблей включиться в общемировые парусные события. Одно перечисление их, – “Седов”, “Крузенштерн”, “Мир”, “Паллада”, “Надежда”, “Херсонес”, “Товарищ”, “Дружба”, – указывает на то, как мы изменили тогда расклад сил на международных регатах».

Парусник "Мир"

Учебный парусник «Мир». 2 июля 2013 года. Фото Никиты Кузнецова 

В 2004–2005 гг. М.Н. Родионов был старпомом на учебном паруснике «Юный Балтиец», затем – капитаном частной яхты на Средиземном море, а вскоре его судьба оказалась связана с барком «Седов». Сам капитан вспоминал об этом так: «Это был май 2005 года. Я шел по причалу Канонерки и увидел этот парусник. Его капитан Виктор Мишенев окликнул меня и обратился с просьбой: “Максим, выручай, мой старпом будет только к отходу, некому принимать корабль после ремонта”. Там дел-то было на три дня, но так получилось, что остался почти уже на 10 лет». С 2006 г. М.Н. Родионов стал капитаном «Седова».

Под его командованием барк выполнил десятки учебных рейсов с курсантами учебных заведений Росрыболовства на борту. В сентябре 2010 г. во время северного учебного рейса «Седов» пересёк 78-ю параллель северной широты и вошёл в знаменитый Айсфьорд Шпицбергена, что стало рекордом для парусников подобного класса.

В 2012–2013 гг. «Седов» совершил первое за свою историю кругосветное плавание. Покинув Санкт-Петербург 20 мая 2012 г. барк, двигаясь через Атлантику, Тихий и Индийский океаны, побывал в 34 портах 24 государств Европы, Америки, Азии и Африки. За 14 месяцев парусник преодолел 47 тысяч 125 морских миль, четыре раза пересек экватор, обогнул легендарный мыс Горн и мыс Доброй Надежды, пройдя более половины пути под парусами. 20 июля 2013 г. легендарный барк ошвартовался у набережной Лейтенанта Шмидта в Санкт-Петербурге. Максим Николаевич неоднократно говорил, что о кругосветке мечтает любой моряк, а капитан парусника тем более.

И его мечта сбылась. Во время этого плавания, Максим Николаевич был капитаном-дублером парусника (капитаном был назначен Н.К. Зорченко). Плавание вокруг света – это не только сложная задача с точки зрения мореплавания, но и огромная психологическая нагрузка на всех членов экипажа, и в особенности – на капитана, на плечах которого лежит громадная ответственность не только как судоводителя, но и как лицо, согласно устава, возглавляющего экипаж судна, отвечающего за его безопасность, жизнь находящихся на борту людей и перевозимый груз, осуществляющего защиту законных интересов и прав членов экипажа и всех лиц, находящихся на судне.

6.jpg

Учебное парусное судно «Седов». Фото В.В. Василевского

Сорок семь «седовцев» полностью прошедших кругосветку с честью выдержали все испытания и с гордостью пронесли русский флаг по морям и океанам. Участница плавания, журналист и яхтсмен из Санкт-Петербурга З.В. Бредова написала об экипаже «Седова»: 

«…можете представить, какую силу духа вы встретите в настоящих моряках, преодолевших все эти трудности, для которых опора их личности, опорные черты характера – это терпение и смирение, умение находить свои собственные источники позитива, умение помнить о далеких родных как о близких, способность организовывать себе часы уединения посреди толпы, любовь и интерес к окружающим людям, самодостаточность, способность прощать, разумно жертвовать своими интересами и находить компромиссы – и это наряду с профессионализмом, постоянным совершенствованием в своем деле, привычкой сдержанно удивляться красоте и многообразию моря, мира и людей, самоиронией, остроумием и главное – с личной силой, внутренним светом и подлинной добротой».

Сам же Максим Николаевич в одном из немногочисленных интервью, записанных после окончания кругосветного плавания, был, как всегда, немногословен: «Плавание прошло ровно. “Седов” стал единственным парусником, который, огибая капризный мыс Горн, спустил шлюпки с журналистами, предоставив им редкую возможность запечатлеть корабль с воды. Обычно в этом месте, в проливе Дрейка, где пролегает граница между Атлантикой и Тихим океаном, бушуют жесточайшие шторма. Мы же дважды прошли спокойно мимо Горна, поставив паруса». 

За участие в кругосветном плавании М.Н. Родионов, в числе других членов экипажа, был награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени.

Максим Николаевич был очень не публичным человеком, не любил журналистов и, чаще всего, отказывался от интервью. Но иногда представителям прессы все-таки удавалось «разговорить» его. Благодаря этому мы можем судить о том, каким патриотом парусного флота был капитан Родионов.

М.Н. Родионов. Фото В.В. Василевского.jpg

М.Н. Родионов. Фото В.В. Василевского

«Уникальность морской практики на паруснике в том, что в жизни юношей больше такого никогда не повторится. Никогда они не прочувствуют тех эмоций, когда по возвращению на землю постепенно приходит понимание, через что ты прошел, как преодолел себя в невероятных условиях.

Я двадцать с лишним лет хожу на парусниках, и с мостика сразу вижу, у кого точно не получится побороть свой страх. Первых подъемов [на мачты] боятся практически все. А когда спускаются на палубу, то в глазах – ужас, перемешанный с восторгом. Потом осваиваются. Через пару недель уже снуют по вантам с обезьяньей ловкостью, приходится даже наказывать за излишнюю прыткость».

«Чем хорош парусник? Молодой человек уже в первом плавании определяет для себя, своим ли он делом занялся. После каждой практики есть такой отсев – очень небольшой, но он должен быть. Но практика на парусном судне нужна не только для этого. Мы знаем, что моряков с записью в рабочем дипломе на парусниках очень ценят, они не задерживаются на суше. Секрет простой – эти люди умеют многое, а не только отдать и принять швартовы, как нередко бывает на современных судах. Поработайте-ка на сорокаметровой высоте с парусами при шквальном ветре! Между тем сегодня ощущается острый дефицит квалифицированных специалистов парусного профиля. Здесь даже матроса надо долго готовить, а что уж говорить о боцмане или представителях таких уникальных профессий, как, например, парусные мастера! Проблема общая и насущная для всех и для рыболовного, и для транспортного, и для военного флотов.

Считаю, необходимо создать Объединенный Центр подготовки специалистов для парусных кораблей. Через него могла бы производиться постоянная ротация кадров, что также очень важно и является предметом отдельного разговора. Независимой организации проще согласовать межведомственную разобщенность, которая сегодня, к сожалению, есть».

За время командования «Седовым» капитаном М.Н. Родионовым на паруснике прошли практику более 5000 курсантов, большая часть которых вспоминает своего Мастера с теплотой и благодарностью.

Максим Николаевич Родионов всегда близко к сердцу принимал проблемы своего судна и экипажа, которых было немало. 31 октября 2014 г. «Седов» завершил очередной учебный рейс, во время которого М.Н. Родионов отметил свое 50-летие, и пришел в Санкт-Петербург. Отсюда он пошел в очередной ремонт на завод «Судоремонт-Запад» в город Светлый Калининградской области. 23 ноября 2014 г. сердце капитана не выдержало – у него случился инфаркт. Врачи оказались бессильны. Осиротел экипаж «Седова», ушел в «последнее, вечное плавание» один из выдающихся моряков Российского флота, всю жизнь которого отражают слова великого русского мариниста К.М. Станюковича: «В океане надо иметь смелую душу и чистую совесть».

Человеком и Моряком со смелой душой и чистой совестью запомнят капитана Максима Николаевича Родионова все, кому посчастливилось его знать и ходить с ним в море.

**********

Печатный вариант статьи:  Кузнецов Н.А. «Море – моя Родина» / / Морской сборник. – 2015. – № 4. – С. 33–38.  

Автор выражает сердечную благодарность З.В. Бредовой и И.Н. Носикову за помощь в работе над статьей.

Приведены цитаты из интервью с М.Н. Родионовым и информация, опубликованные в интернет-изданиях:

http://www.sts-sedov.info; http://www.businesspuls.ru; http://www.mstu.edu.ru ; http://www.mvestnik.ru; http://www.maritime-heritage.ru; http://www.novayagazeta.ru; http://www.korabel.ru; http://murzilka-ac.livejournal.com; http://www.deepstorm.ru; http://bastion-karpenko.narod.ru





Новости

Все новости

17.11.2019 новое

ПОСЛЕДНИЙ ГАРДЕМАРИН БОРИС ЛОБАЧ-ЖУЧЕНКО

15.11.2019 новое

ПАМЯТИ В.Н. КУПЕЦКОГО

06.11.2019 новое

ПАМЯТИ Л.А. АННИНСКОГО


Архив новостей 2002-2012
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru