Библиотека Виктора Конецкого

«Самое загадочное для менясущество - человек нечитающий»

07.07.2015

По следам Великой Северной экспедиции

ПО СЛЕДАМ ВЕЛИКОЙ СЕВЕРНОЙ ЭКСПЕДИЦИИ

8 июля 2015 года

Ко Дню семьи, любви и верности


Виктор Конецкий. Ромашки 

АЛЕКСАНДР ПОПОВ

ПО СЛЕДАМ ВЕЛИКОЙ СЕВЕРНОЙ ЭКСПЕДИЦИИ

Шёл 1702 год. В небольшом приокском селе Богимове Мышецкого стана, носившем некогда название Тарбеево, в семье мелкопоместного дворянина из знатного старинного рода Василия Парфеньевича Прончищева родился сын, назвали которого Василием. Род этот на Руси известен со второй половины XV века, когда из Польши в Москву на службу к великому князю Ивану III выехал Иван Васильевич Прончищев, за что и был пожалован имениями в Калужском и Тульском наместничествах.

Прончищевы из поколения в поколенье исправно несли государеву службу. В их числе значились воеводы, стольники, послы, стряпчие. Дед Василия – Парфений, был убит при защите южных границ русского государства от крымских татар. Его сын Василий Парфеньевич, отец будущего мореплавателя, участвовал в военных походах 1687–1689 годов против Крымского ханства, а затем был «написан стольником» и проживал в своём богимовском имении. И всё же герб рода Прончищевых – орёл, держащий в лапах якорь и меч. Такой герб мог быть пожалован лишь за безупречную службу в военно-морском флоте.

Герб Прончищевых

Герб Прончищевых

Василий стал младшим, в семье кроме него у отца было ещё четверо сыновей – Иван, Иона, Михаил и Сергей. Детство и отрочество его прошли в родном Богимове. Село раскинулось по берегам небольшой речки Мышеги, впадавшей не так далеко от этих мест в Оку. Здесь не было моря, но так уж вышло, что судьба навек связала Василия с бескрайним водным простором, шумом волн и криком морских чаек...

В феврале 1716 года родители определили его в открытую в Москве Петром I школу математических и навигацких наук, готовившую штурманов для русского флота. Сам Леонтий Магницкий, чья книга «Арифметика, наука числительная» стала первым учебником Михайлы Ломоносова, принимал Прончищева к себе на обучение, а затем преподавал у него курс математики. На реестре экзаменации по астрономии против фамилии Прончищева рукой Магницкого написано: «Надёжен, токмо надобно выучить все остальные науки в совершенстве».

В школе общих занятий не проводилось. Каждый ученик осиливал науки индивидуально и, сдав «экзаменации» по одному предмету, переходил к другому. В списке обязательных наук числились чтение, письмо, арифметика, навигация, геометрия, тригонометрия, геодезия, география, фортификация, астрономия, уставы, строевая подготовка.

В 1717 году Василия перевели на обучение в Санкт-Петербургскую Морскую академию – «альма-матер» первых русских гардемаринов, а в апреле 1718 года, сдав последние экзамены, он уже был зачислен гардемарином на корабли Балтийского флота, где с 1718 по 1727 годы проходил практику на кораблях «Диана», «Бернгардус», «Принц Евгений», «Кроншлот» и др. Определённых сроков гардемаринской практики тогда не существовало, она могла продолжаться десять и более лет. В апреле 1727 года Прончищева из гардемаринов произвели в подштурманы, привели к присяге и назначили «жалование по 7 рублей в месяц».

С 1730 года Василий – штурман флота его императорского величества на кораблях «Почтальон», где командиром служил его двоюродный брат Канона Прончищев, «Эсперанса» и др., побывавший уже в военных сражениях под началом самого Петра I.

17 апреля 1732 года (по старому стилю) императрица Анна Иоановна подписала указ об организации в России экспедиции на Север под руководством Витуса Беринга, которая вошла в историю нашей Родины как Великая Северная экспедиция. (Название Великая Северная экспедиция появилось в советское время как определение её сути. В документах XVIII – начала XX веков она значилась как Вторая Камчатская экспедиция). Участники её должны были обследовать и нанести на карту всё русское побережье Ледовитого океана, берега Охотского и Беренгова морей, решить проблему Северного морского пути, исследовать и проложить морские дороги в Америку и Японию.

В том же году Василия Прончищева, уже опытного к тому времени морского штурмана, по его личной просьбе, одним из первых зачислили в состав Второй Камчатской экспедиции и назначили командиром Ленско-Енисейского отряда, которому предстояло обследовать и нанести на карту неизвестный тогда ещё северный район Евразийского континента от устья реки Лены до Енисея.

В конце июня 1735 года, произведённый к тому времени в лейтенанты, Прончищев в Якутске закончил подготовку своего картографического отряда Камчатской экспедиции к выходу в море. Всё местное население высыпало на берег, чтобы проводить в опасное плавание небольшой дубель-шлюп «Якутск» и его отважный экипаж. В состав экипажа входил земляк Прончищева, ставший впоследствии одним из лучших штурманов русского флота, Семён Иванович Челюскин.

Род Челюскиных с XVI века значился в списках калужских и тульских дворян. Василий хорошо знал Челюскина: их отцы когда-то состояли в одном полку, они вместе учились в Навигацкой школе, служили гардемаринами и это, очевидно, повлияло на выборе помощника и штурмана в предстоявшем дальнем плавании. Всего же в экипаже насчитывалось пятьдесят человек.

Пятьдесят первым участником экспедиции стала жена Василия – Татьяна Фёдоровна Прончищева, первая европейская женщина, участница полярных экспедиций. В наши дни прекрасный и поэтический образ этой мужественной и отважной женщины лёг в основу легенд, стихотворений, романов, кинофильмов, произведений живописи и скульптуры. Однако долгое время биография её была неизвестна. Более того, жену Прончищева называли Марией – так она и вошла с этим именем в историю Великой Северной экспедиции, имя «Марии» Прончищевой нанесено на географическую карту мира.

Василий Прончищев       Татьяна Прончищева

Василий Прончищев. Татьяна Прончищева. Рисунки Елены Каллистовой

И вот в 1983 году поиски историков и краеведов увенчались успехом. В фонде Поместного приказа Центрального государственного архива древних актов, в одной из тульских крепостных книг, тогда ещё студентом факультета журналистики МГУ Валерием Богдановым, была найдена челобитная А.Ф. Незнамовой, до замужества Кондыревой, датированная 28 февраля 1754 года. В ней говорилось о её родной сестре Татьяне Фёдоровне Кондыревой, жене «морского флота лейтенанта Василия Прончищева». Здесь же указывалось, что «сестра с мужем отлучились… в дальные, имеющиеся за Сибирью города…» Коротка и до удивления прекрасна оказалась жизнь молодой русской женщины, ставшей первой в мире женщиной-полярницей.

Кондыревы – старинный российский дворянский род: были когда-то стольниками и стряпчими, служили воеводами в Тобольске, Сургуте и Илимске, слыли искусными мореходами, некоторые из них были приближены к царскому двору. Так, Пётр Тимофеевич Кондырев при Фёдоре Алексеевиче был думным дворянином, а с 1682 года ведал мастерской царских палат. Значились среди Кондыревых и послы. Иван Гаврилович Кондырев в 1615 году был послан во Францию «с наказом и жалобою на королей польского и шведского». Род мелкопоместных дворян Кондыревых на Тульщине известен ещё с 1563 года, когда Иван Грозный пожаловал их здесь землями за примерную службу во имя государства Российского.

Имения родителей Василия Прончищева и Татьяны Кондыревой находились по соседству, на границе двух наместничеств – Тульского и Калужского. Их отцы – Василий Парфеньевич и Фёдор Степанович – служили когда-то в одном «полку… воеводы Шеина». Скорее всего, жившие недалеко друг от друга однополчане знались семьями. А после того, как брат Василия Парфеньевича – Иван, женился на сестре Фёдора Степановича они вообще стали родственниками. Здесь и мог познакомиться Василий со своей впоследствии избранницей.

Косвенно это подтверждается документом «о наказании» будущего полярного исследователя, найденного в делах Навигацкой школы, где учился Василий Прончищев. Тогда он загостился у соседей, где ему было хорошо и весело среди детей Фёдора Степановича Кондырева и опоздал в школу на целых три недели.

Свадьба их состоялась 20 мая 1733 года в одной из тульских деревень. Здесь же прошёл и «медовый» месяц. В первых числах июля того же года Прончищевы выехали в Москву, а оттуда на Север, навстречу своей гибели и бессмертию…

В результате проведённой по тем временам сложнейшей экспедиции в самом труднодоступном для судов районе Арктики, была выполнена важная народнохозяйственная задача – на географической карте мореплаватели проложили отрезок Северного морского пути. Впервые на основе инструментальной съёмки на карту тогда нанесли нижнее течение Лены и большой участок арктического побережья от Лены до Хатанги. Были открыты и нанесены на карту восточный берег Таймыра, острова Петра, Преображения, Андрея, Павла, Фаддея, «Комсомольской правды». Ни одному из судов Северной экспедиции не удалось пройти так далеко на север, как «Якутску» в 1736 году. Общая длина открытой Прончищевым береговой линии полуострова Таймыр составляла около 500 км.

Карта экспедиции В.В. Прончищева.jpg

Карта экспедиции В.В. Прончищева

Сегодня можно утверждать, что Вторая Камчатская экспедиция была самой крупной исследовательской экспедицией в истории человечества, проведённой силами одного государства. В результате этой полярной эпопеи была составлена карта северных широт России. Владения Российской империи распространились тогда на три части света: Европу, Азию и Америку. Материалы экспедиции не утратили научной ценности и сегодня, а фундаментальные труды её вошли в золотой фонд мировой науки. 

В ходе экспедиции многие её участники, в том числе Василий и Татьяна, погибли от различных болезней и цинги. Однако их имена не забыты, они вошли в историю русского флота и освоения Севера. Имя Василия Прончищева увековечено на географической карте мира. Его именем названы восточный берег Таймыра, мыс на северо-восточном берегу Таймыра, горный кряж между реками Оленёк и Анабара. В прошлом теперь уже столетии к Архангельскому порту был приписан и трудился в северных широтах ледокол «Василий Прончищев». В 1913 году именем «Марии» Прончищевой была названа большая бухта на восточном берегу Таймыра. Одна из полярных станций, расположенная в этой бухте, также названа в её честь – Бухта «Марии» Прончищевой. В Санкт-Петербургском музее Арктики и Антарктики хранятся уникальные экспонаты этой экспедиции, найденные в местах, где она проходила...

Василия Прончищева и его жену Татьяну похоронили в сентябре 1736 года на высоком берегу мыса Тумуль в устье реки Оленёк, при впадении её в Северный Ледовитый океан. В 1875 году их могилу нашла экспедиция геолога А.Л. Чекановского. Одинокая могила на пустынном пологом берегу. Покосившейся, грубо сколоченный крест над едва приметным холмиком. В 1921 году участники Ленской гидрографической экспедиции под руководством Н.И. Евгенова подправили могилу Прончищевых, сделали деревянную ограду, установили два креста, сфотографировали это место, которое у якутов известно было как Улыкан-Крест.

Захоронение Прончищевых.jpg

Захоронение Прончищевых 

В 1976 году по маршруту Прончищева и Челюскина прошла одна из групп Тульской научно-спортивной полярной экспедиции под руководством мастера спорта по туризму Ю.П. Черноротова. Спортсмены-полярники установили на мысе Челюскина памятник земляку-первопроходцу, продолжившему после смерти Василия Прончищева его экспедицию и выполнившему поставленные перед ней задачи.

В 1989 году экипаж теплохода ледокольного класса «Василий Прончищев» установил на святую для них могилу мореходов полутонный чугунный крест и шесть столбиков с цепной оградой, отлитых в Архангельске. На кресте славянская вязь: «Лейтенанту Василию Прончищеву и его жене Марии. Погибли в 1736 году». Выше – барельефное изображение дубель-шлюпа «Якутск», ниже – старинного сектанта.

В промёрзший грунт крест устанавливала вся команда. Тяжёлым ломом орудовал капитан ледокола Валерий Аркадьевич Лем. Святое дело привлекло местных жителей. С полярной станции принесли лопаты и топоры. Бригадир оленеводов, она же учительница Усть-Оленёкской школы, выдала со склада два мешка цемента. «Отчитаться сумеете?», – спросили её тогда моряки. «Скажу, что Прончищевым отдала!», – ответила молодая учительница.

Тремя годами раньше, в 1986 году, к 250-летию подвига супругов Прончищевых, на центральной площади поселка Усть-Олёнек, в 300 метрах от места, где находится захоронение Прончищевых (могила находится на берегу реки Оленёк и там устанавливать памятник не решились, опасались оползней), героическим первопроходцам Севера установили и открыли памятник. Его сооружали по инициативе и на средства Министерства культуры Якутии и ещё двух супругов – тоже Василия и Марии, жителей Якутска. Он – Василий Афанасьевич Босиков, в середине 1980-х годов заместитель министра культуры Якутской АССР, она – Мария Кузьминична Гаврилова, географ, доктор наук, в то время заместитель председателя Якутского филиала Географического общества СССР.

Три гранитные стелы высотой 3 метра. На центральной – барельеф: якорь и лавровые ветви. Надпись золотом: «Василий Васильевич Прончищев (1702–1736). Мария/Татьяна Прончищева (1710–1736)». Крайние стелы посвящены участникам похода Прончищевых – его героическому экипажу дубель-шлюпки «Якутск». Автор монумента – председатель Союза архитекторов Якутии, архитектор К. Туралысов. Торжественное открытие памятника состоялось 19 сентября 1986 года. На митинг собралось всё местное население, приехали гости…

Памятник Прончищевым.jpg

Памятник Василию и Марии (Татьяне) Прончищевым

В 1999 году на побережье Северного Ледовитого океана, в низовье реки Оленёк, где дважды зимовал отряд Василия Прончищева, из Москвы отправилась историко-археологическая экспедиция, организованная клубом «Приключение» и газетой «Московская правда». Ни один год в столице существует этот клуб и бессменно им руководит известный российский полярный исследователь Дмитрий Игоревич Шпаро, кандидат физико-математических наук, заслуженный мастер спорта, дважды занесённый в Книгу рекордов Гиннеса: в 1979 году он первым в истории достиг Северного полюса на лыжах, а в 1998 году Шпаро и его сын Матвей, так же впервые в истории, пересекли на лыжах Берингов пролив от России до Аляски.

В экспедицию были приглашены известный полярный археолог, доктор исторических наук, профессор В.Ф. Старков и один из лучших криминалистов страны, ученик антрополога М.М. Герасимова, доктор медицинских наук, профессор В.Н. Звягин. Эти люди в экспедиции оказались неспроста. В присутствии следователя по особо важным делам Генеральной прокуратуры РФ В.Н. Соловьева, который вёл в своё время дело по идентификации останков Николая II, могила Прончищевых была вскрыта и исследована.

Главный итог вскрытия – подтверждено, что многое ранее известное о захоронении Прончищевых было не легендой. Однако некоторые факты пришлось пересмотреть. Оказалось, что Василий Прончищев умер не от цинги, как это считалось ранее, а от перелома большей берцовой кости, в результате чего костный жир попал в кровь и развилась жировая эмболия лёгких и головного мозга. Причина смерти Татьяны Прончищевой осталась неустановленной, было ясно только, что не от цинги, хотя она и страдала ею в лёгкой форме. Возможно, внезапная кончина любимого человека сыграли здесь свою роковую роль.

На торжественном перезахоронении мореплавателей присутствовал Президент республики Саха (Якутия) М.Е. Николаев. Епископ Якутский и Ленский Герман прочитал над могилой поминальную молитву и окропил останки великих первооткрывателей святой водой. Главком Военно-Морского флота России, адмирал В.И. Куроедов участникам экспедиции прислал своё приветствие: «Военно-Морской флот считает для себя честью патронировать экспедицию по исследованию захоронения Прончищевых… Россия была, остаётся и будет великой морской державой. Славные традиции и умение хранить в памяти великие события прошлого – это прочная основа для того, чтобы идти вперед».

В Москве, в Российском федеральном центре судебной экспертизы, куда доставили слепки с черепов Василия и Татьяны, по методу М.М. Герасимова были выполнены пластические реконструкции портретов Василия (автор д. м. н. В. Н. Звягин) и Татьяны (автор к. м. н. М.Е. Березовский) Прончищевых. Художница Елена Каллистова по материалам реконструкции создала их графические портреты.

Василий Прончищев. Реконструкция.jpg       Татьяна Прончищева. Реконструкция.jpg

Василий Прончищев. Пластическая реконструкция портрета (автор В.Н. Звягин)

Татьяна Прончищева. Пластическая реконструкция портрета (автор  М.Е. Березовский)

В июле 2002 года работы историко-археологической экспедиции в устье реки Оленёк под руководством Д.И. Шпаро продолжились. На этот раз в состав экспедиции был приглашен С.А. Никитин – судебно-медицинский эксперт высшей категории, один из ведущих в нашей стране специалистов в области антропологической реконструкции. Это именно он в 1994 году по постановлению Генеральной прокуратуры РФ восстановил облик людей, останки которых были обнаружены в 1991 году под Свердловском и подтвердил их принадлежность к царской семье и её слугам – Николая II и Александры Фёдоровны, их дочерей – Ольги, Татьяны и Анастасии, доктора Боткина, камердинера Труппа и горничной Демидовой. Много у него и ещё не менее значимых работ – Нестор-летописец, Илья Муромец, Евдокия Донская (жена Дмитрия Донского), Софья Палеолог и Елена Глинская (бабушка и мать Ивана Грозного), Ирина Годунова (жена Фёдора Иоановича) и др.

Задача экспедиции 2002 года заключалась в поисках могилы «морского флота подлекаря Иоана Филатова» – врача из отряда Прончищева, стоянки ещё одного отряда Камчатской экспедиции под командованием Питера Лассиниуса и проведении археологических раскопок найденного в 1999 году русского промыслового становища XVII – XVIII веков, связанного с именем Семёна Дежнева – морехода, казака, основателя и атамана первого русского поселения на Чукотке… 

***
Когда экипаж «Якутска» хоронил жену своего командира, рядом с ним, в одной могиле, на ноги Татьяне одели, привезённые ею из дома туфельки – узконосые, без задников, на высоких, так называемых «французских» каблуках, расширенных в нижней и верхней части и суженных в средней. Лёгкие, изящные… Только для очень любимого и дорогого ей человека, в столь опасную экспедицию на Крайний Север, можно было взять с собой такую красоту.

Об их романтичной любви на Севере помнят и сегодня. Говорят, с каждого самолёта или вертолёта, пролетающего над их могилкой, обязательно бросают цветок…

Директор Тиксинского музея Татьяна Герасимова в «Московской правде» как-то писала: «Каждый народ создаёт собирательный образ мужчины и женщины своей национальности. В России таким женским образом является пушкинская Татьяна Ларина. Насколько богаче стал бы национальный женский характер, если бы удалось вернуть в отечественную историю и литературу имя и личность Татьяны Кондыревой-Прончищевой, не вымышленной, а реально существовавший персонаж. Масштаб её личности таков, что венчать её могут не лавры героини, а нимб русской святой…»

Сентябрь 1972 – октябрь 2008

Материалы с сервера: Проза.ру

http://proza.ru/2008/10/10/59

ОБ АВТОРЕ:

Александр Сергеевич Попов 

писатель, краевед, историк. Живёт в г. Алексин (Тульская область). 

       Сердечно благодарим А.С. Попова за сотрудничество с Морским фондом имени Виктора Конецкого.




Новости

Все новости

17.11.2019 новое

ПОСЛЕДНИЙ ГАРДЕМАРИН БОРИС ЛОБАЧ-ЖУЧЕНКО

15.11.2019 новое

ПАМЯТИ В.Н. КУПЕЦКОГО

06.11.2019 новое

ПАМЯТИ Л.А. АННИНСКОГО


Архив новостей 2002-2012
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru