Библиотека Виктора Конецкого

«Самое загадочное для менясущество - человек нечитающий»

13.04.2016

«Капитан Серебряного века»

15 апреля – 130 лет со дня рождения Н.С. Гумилёва

«И Господь воздаст мне полной мерой
За недолгий мой и горький век...»
Николай Гумилёв

«Читаешь его стихи – и хочется водить караваны, строить на северных утёсах златоглавые храмы, смотреть на древнее высокое небо, на звёзды и петь с ними о тайнах мира и великой к нему любви».
Павел Лукницкий

Николай Гумилёв родился у моря – в Кронштадте. Близкие вспоминали, что в ночь его рождения на море была буря, и старая няня сказала: «У Колечки будет бурная жизнь».

Н.С. Гумилёв

Николай Степанович Гумилёв
3 (15) апреля 1886 – август 1921

Отец будущего поэта – Степан (Стефан) Яковлевич Гумилёв (1836–1910 гг.) – был флотским врачом. Окончив медицинский факультет Московского университета, он в 1861 году был назначен в Кронштадт на должность военного врача. С 4 апреля 1873 года – старший судовой врач 5-го флотского экипажа. С.Я. Гумилёв служил на корабле «Император Николай I», фрегатах «Пересвет» (на нём совершил кругосветное плавание) и «Князь Пожарский», корвете «Варяг», а также в Кронштадтском морском госпитале.

С.Я. Гумилёв награждён двумя орденами св. Станислава и орденом св. Анны.

Мать будущего поэта – Анна Ивановна, урождённая Львова (1854–1941 гг.). Степан Яковлевич познакомился с Анной Ивановной в Кронштадте, в доме её старшего брата Льва Ивановича Львова (он служил во флоте в течение 35 лет, по отставке получил чин контр-адмирала).

Это был второй брак рано овдовевшего С.Я. Гумилёва. Анна Ивановна стала доброй матерью его дочери от первого брака Александре, родила дочь (она рано умерла), и двоих сыновей – Дмитрия и Николая.

Николай появился на свет в доме на Екатерининской улице и был крещён на дому священником Кронштадтской госпитальной Александрониевской церкви. Его крёстным отцом стал Лев Иванович Львов и сводная сестра Александра.

В 1887 году, после того как Степан Яковлевич был произведён в статские советники и уволен по болезни от службы «с мундиром и пенсионом», семья Гумилёвых переехала в Царское Село.

В стихах Николая Гумилёва разных лет не раз будут возникать глянцевые скалы и шелест корабельных парусов, могучие сплавы зыбей и ураганы, и «как ползёт тяжёлый якорь», и вид вышедшего в море пятипалубного парохода, и мореплаватели, «избранники свободы». Видимо, не обошлось без отцовских и дядюшкиных рассказов «о полярных морях и южных». И эти рассказы повлияют на эстетику всей поэзии Гумилёва, укрепят его в стремлении к путешествиям, познанию мира и написанию собственного «романа-странствия» в стихах.

А ещё он научит своих читателей, «когда вокруг свищут пули, когда волны ломают борта», ничего не бояться, «не бояться и делать что надо».

…Когда началась русско-японская война (1904–1905 гг.), Гумилёв решил, что, как патриот России, должен немедленно ехать добровольцем на фронт, но родные его отговорили.

…К началу Первой мировой войны Николай Гумилёв – уже известный поэт, путешественник и исследователь Африки, автор нескольких книг, – давно замечен Иннокентием Анненским, Валерием Брюсовым, Вячеславом Ивановым. Он создаёт «Цех поэтов», заявивший о появлении нового художественного течения – акмеизма.

Н.С. Гумилёв. 1913 год 

Николай Гумилёв. 1913 год

В августе 1914 года, когда «страна, что могла быть раем, стала логовищем огня», Николай Гумилёв записывается добровольцем в лейб-гвардии Её Величества государыни императрицы Александры Фёдоровны уланский полк (при том, что у него плохое зрение – астигматизм глаз).

Свой первый Георгиевский крест 4-й степени разведчик Гумилёв заслужил в декабре этого же года «за отличия в делах против германцев», а в декабре 1915-го приказом по 2-й Гвардейской Кавалерийской дивизии – второй Георгиевский крест 3-й степени за спасение пулемета под огнём противника. В марте 1917 года Гумилёв «за отличия в делах против неприятеля» был представлен к награждению орденом св. Станислава с мечами и бантом.

После Октябрьской революции Гумилёв, вернувшийся в 1918 году со службы в особом экспедиционном корпусе русской армии, занимается литературной и общественной деятельностью. Николай Гумилёв – автор двух новых книг стихов, переводчик, привлечён Максимом Горьким к работе в издательстве «Всемирная литература», активно работает с молодёжью в студии «Звучащая раковина», в январе 1921 года становится членом Всероссийского Союза поэтов.

Гумилёв по-прежнему ничего не боится, уверенный в том, что большевики не опаснее львов, на которых он охотился в Африке во время своих путешествий.

В мае 1921 года Николай Гумилёв едет в Севастополь, это было его последнее путешествие. Там он знакомится с писателем-моряком Сергеем Колбасьевым и вместе с ним идёт на военном корабле в Феодосию.

Лейтенант, водивший канонерки
Под огнём неприятельских батарей,
Целую ночь над южным морем
Читал мне на память мои стихи – 

это строки одного из последних стихотворений Николая Гумилёва «Мои читатели» посвящены Колбасьеву. Сергей Адамович служил командиром канонерской лодки «Знамя социализма» и, одновременно, командиром дивизиона канонерских лодок Азовской флотилии; с февраля 1920 года по февраль 1921 года был начальником оперативного отдела эскадры морских сил Чёрного моря. В феврале 1922 года по ходатайству наркома просвещения А.В. Луначарского Колбасьев был откомандирован для работы в издательстве «Всемирная литература» и уволен в запас. 

3 августа 1921 года Н.С. Гумилёв был арестован по подозрению в участии в заговоре «Петроградской боевой организации В.Н. Таганцева», и через несколько дней расстрелян.

1 сентября 1921 года в газете «Петроградская правда» сообщалось о расстреле 61 человека по «делу Таганцева», произведённом 25 августа (это был первый расстрел, второй последовал 3 октября). О Гумилёве сообщалось: «…Содействовал составлению прокламаций. Обещал связать с организацией в момент восстания группу интеллигентов. Получал от организации деньги на технические надобности».

Поэт Георгий Иванов, покинувший Россию в 1922 году, считал, что Гумилёва подвела к расстрелу поездка тем же летом в Крым.

Одна из современных версий «дела Таганцева»: заговора не существовало (было, безусловно, настроение протеста). Заговор был сфабрикован ЧК в связи с вооружённым выступлением гарнизона Кронштадта и экипажей нескольких кораблей Балтфлота против большевиков в марте 1921 года. Имя Кронштадта звучит в «собственноручных» показаниях Н.С. Гумилёва и профессора В.Н. Таганцева.

Из следственного дела Н.С. Гумилёва. 1921 годjpg 

Н.С. Гумилёв. Фотографии из следственного дела. 1921 год

Место расстрела и захоронения Н.С. Гумилёва до сих пор неизвестно.

Его имя увековечено на мемориальных досках в Царском Селе, Москве и Калининграде. Ему установлены памятники в Крыму (Коктебель), Бежецке, где работает народный музей семьи Гумилёвых, в посёлке Шилово Рязанской области (здесь, на родине деда и отца, поэт бывал). В Кронштадте и Санкт-Петербурге до сих пор нет ни памятника, ни достойной мемориальной доски поэту. В феврале этого года на Общественном совете при главе администрации Кронштадтского района было предложено создать рабочую группу, которая подготовит вопрос об установке бюста поэту Николаю Гумилёву в Кронштадте.

Судьба Н.С. Гумилёва трагична. Его произведения были запрещены к изданию более шестидесяти лет, власть стремилась навсегда стереть из памяти читателей имя поэта.

Виктор Конецкий любил вспомнить, как в 1986 году в Арктике во время своего последнего рейса, увидел стихи Гумилёва – журнал «Огонёк», в котором впервые после многих лет замалчивания появились строки поэта, лежал на столике в каюте капитана.

На полярных морях и на южных,
По изгибам зеленых зыбей,
Меж базальтовых скал и жемчужных
Шелестят паруса кораблей.                                                               

«Это у меня здесь лежит, чтобы помнить о необратимости перестройки» – пояснил тогда капитан.

Ещё не раз вы вспомните меня
И весь мой мир волнующий и странный… – 

слова поэта оказались пророческими. Ровно тридцать лет назад он вернулся к читателям стихами, и сегодня мы в полной мере можем воздать должное Николаю Степановичу Гумилёву, прожившему «недолгий и горький век», – за его стихи и гражданскую смелость.

Татьяна Акулова-Конецкая

Ленинский номер журнала ОГОНЁК со стихами Н. Гумилёва 

Стихи Николая Гумилёва были напечатаны в «ленинском» номере журнала «Огонёк»  
в апреле 1986 года (№17).

РЕКОМЕНДУЕМ ПРОЧИТАТЬ

13 апреля 2016 года в Музее Анны Ахматовой в Фонтанном доме (Санкт-Петербург, Литейный пр., 53) состоялась встреча с историком-африканистом  А.Б. Давидсоном (Москва).

Один из крупнейших специалистов по изучению Африки академик РАН Аполлон Борисович Давидсон – специалист и по литературе Серебряного века, исследователь жизни и творчества Николая Гумилёва, автор книг «Муза странствий Николая Гумилёва» (1992 г.) и «Мир Николая Гумилёва – поэта, путешественника, воина» (2008 г.).

А.Б. Давидсон

Материалы, связанные с жизнью Гумилёва, А.Б. Давидсон начал собирать ещё в 1960-е годы, когда было запрещено даже упоминать имя расстрелянного поэта. Среди тех, кого Давидсону посчастливилось знать и расспрашивать о поэте, были Анна Ахматова, Нина Берберова, Ирина Одоевцева, В.Б. Шкловский, Ю.Г. Оксман, Л.Н. Гумилев и другие.

1992 год        

После выхода книги А.Б. Давидсона «Мир Николая Гумилёва – поэта, путешественника, воина», его ученик – известный африканист профессор А.С. Балезин – отмечал, что в ней автор опроверг получившую распространение версию о поездке поэта на Африканский континент в 1907 году – это не более чем вымысел. «Первая встреча Н.С. Гумилева с Африкой состоялась в 1908 году, это был Египет. Но главное внимание в книге уделено путешествиям Гумилева в Черную Африку, первое из которых состоялось в 1909–1910 годах, когда поэт посетил Французское Сомали и окраину Абиссинии (так в то время называли Эфиопию). Говоря о третьем путешествии Гумилева в Африку и одновременно о втором – в Эфиопию (1910–1911), автор снова предваряет рассказ о нем кратким обзором публикаций об этой стране в русской прессе, на этот раз уже за всю вторую половину прошлого века, и более полным – об истории русско-эфиопских отношений за всю “предгумилевскую” эпоху. Здесь и первые русские в Эфиопии, и попытка создания в Джибути русской колонии, и дипломаты, и санитарный отряд, и “гусар-схимник” А.К. Булатович. Само же второе абиссинское путешествие Гумилева восстановлено по свидетельствам встречавшихся с ним там русских, так как сам Николай Степанович письменных материалов об этой своей поездке практически не оставил. 

2008 год

Большое место в книге занимает путешествие Гумилева в Абиссинию в 1913 г. – третья поездка в эту страну и четвертая в Африку, как мы сказали бы теперь – научная загранкомандировка, ибо на этот раз он был направлен туда Музеем антропологии и этнографии “для изучения племени Галласов”. Так что связь Гумилева с Африкой была закреплена, так сказать, вполне официально, хотя, конечно, как показывает нам автор, никаким профессиональным этнографом он не был (хотя, некоторые современные биографы поэта подают этот факт в такой тональности). Тем не менее, и сейчас в Петербургском Музее антропологии и этнографии хранятся привезенные Гумилевым коллекции – “дикарские вещи” и уникальные фотографии, сделанные его спутником и племянником Н. Сверчковым».

А.Б. Давидсон давно и плодотворно занимается темой «Россия и Африка». По его книгам «Облик далекой страны» и «Зов дальних морей» (написаны в соавторстве с В.А. Макрушиным) многие читатели впервые познакомились с далёкой Южной Африкой: по географиям Петра Великого и торговых людей, по рассказам побывавших там беглецов и крамольников, по корабельным журналам и рапортам капитанов из Кронштадта и Ревеля, с Камчатки и из Русской Америки.

1975 год 

Давидсон А.Б., Макрушин В.А. Облик далекой страны. – 
Москва : Наука, 1975. 
Книга из библиотеки Виктора Конецкого с автографом А.Б. Давидсона: «Трижды упомянутому здесь Капитану от одного из авторов».  




Новости

Все новости

03.12.2022 новое

ПАМЯТИ ИЛЬИ ШТЕМЛЕРА

02.12.2022 новое

3 ДЕКАБРЯ – ДЕНЬ АТОМНОГО ЛЕДОКОЛЬНОГО ФЛОТА

15.11.2022 новое

РОДОМ ИЗ ДЕТСТВА


Архив новостей 2002-2012
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru