Библиотека Виктора Конецкого

«Самое загадочное для менясущество - человек нечитающий»

18.09.2017

«ЖРЕБИЙ МОЙ И СУРОВ БЫЛ, И РЕДОК»…


Я жил, по-своему счастливый.  
И, от своих огней горя,  
во все приливы  
и отливы  
я верил всё-таки в моря.  
         Григорий Поженян. «Но есть моря...»

20 сентября 2017 года исполняется 95 лет со дня рождения 
поэта ГРИГОРИЯ ПОЖЕНЯНА

Г.М. Поженян

Григорий Михайлович Поженян
(20 сентября 1922 – 19 сентября 2005)

«Вот уж кто с лихвой оправдывает выражение “поэт в России больше, чем поэт”. Воистину легендарная личность» – написал Евгений Евтушенко о Григории Поженяне, представляя его стихи в своей антологии русской поэзии «Строфы века».
Григорий Поженян родился в Харькове. Его отец, Михаил Арамович Поженян, один из первых директоров Харьковского тракторного завода, затем возглавлявший НИИ сооружений, был арестован в 1937-м.
В 1939 году Григорий Поженян окончил среднюю школу и по комсомольской путёвке ушёл служить на Черноморский флот.
С начала Великой Отечественной войны военный журналист газеты «Боевая вахта» Григорий Поженян служил в Отряде особого назначения для действий в тылу противника, с августа по октябрь 1941 года – командир отделения разведки Отряда.

Книга Григория Поженяна

На обложку своей книги «Погружение» (1985 г.), посвящённой 40-летию Победы, Григорий Поженян поместил изображение мемориальной доски, установленной в Одессе на улице Пастера, 27 – там во время войны располагался его Отряд особого назначения.На доске выбиты имена воинов – защитников Одессы, погибших при обороне города в 1941 году. В этом скорбном списке имя и Григория Поженяна…
Отступая из Одессы в 1941-ом, почти все бойцы диверсионного отряда погибли, но тяжело раненому Поженяну удалось прорваться через окружение. В открытом море его со шлюпки подобрали катерники и доставили в Севастополь. А матери Григория успели сообщить, что сын «погиб смертью храбрых, похоронен в Одессе на Сухом Лимане»…

Тот, кто погиб,   
не приходит оттуда.   
Были юнцами,   
не стали старее.   
Тех, что погибли,   
считаю храбрее.   
Может, осколки их   
были острее.   
Может, к ним пули   
летели быстрее?!   
...Дальше продвинулись.   
Дольше горели.   
Тех, что погибли   
считаю храбрее –

эти строчки из стихотворения Григория Поженяна «Пастера, 27» рождены его болью и памятью о погибших.
«Лично мне было всегда страшно на войне», – признавался он. – «Я жив, а друзей моих давно нет, но до меня доносятся их голоса, в живых угадываю выражения их лиц и их жесты…».

Жребий мой и суров был, и редок. 
Мне дарован солдатский аванс: 
Не вернувшиеся из разведок, 
Я живу, чтобы помнить о вас.

В 1959 году режиссёром Евгением Ташковым по сценарию Григория Поженяна был создан фильм о подвиге защитников Одессы «Жажда». В 1966-м Поженян сам выступил режиссёром художественного фильма «Прощай», он посвящён борьбе советских катерников за Севастополь.

Из кф. Жажда

Кадр из кинофильма «Жажда»

Во время войны Григорий Поженян, корреспондент газеты «Красный черноморец», принимал непосредственное участие во всех наступательных действиях флота: в освобождении Новороссийска, Керчи, Севастополя, в десантных операциях на западном побережье Чёрного моря. Капитан-лейтенант Поженян дошёл до Белграда.
За воинское мужество и героизм Г.М. Поженян награждён орденами Красного Знамени и Красной Звезды, двумя орденами Отечественной войны I и II степени и многими медалями. 
Он один из немногих, кто отмечен «Южным бантом» – так называют комплект медалей: «За оборону Одессы», «За оборону Севастополя», «За оборону Кавказа».

За оборону Севастополя

Во время Великой Отечественной войны Г.М. Поженяна представляли и к званию Героя Советского Союза. Но награды он не получил, потому что велел выбросить за борт десантного катера струсившего замполита, а тот обратился в Военный совет… Вице-адмирал Ф.С. Октябрьский, один из руководителей обороны Одессы и Севастополя, а затем Керченско-Феодосийской десантной операции (1941–1942 гг.), отзывался о Поженяне как о «хулиганистом и рискованном офицере»: «У себя на флотах я таких не встречал! Форменный бандит!».
Григорий Поженян стоит в первом ряду тех, кто заслужил, но не получил на войне звания Героя – рядом с легендарным подводником Александром Маринеско, поэтом Эдуардом Асадовым, тяжело раненным на Сапун-горе в Севастополе, бесстрашной пулемётчицей Валентиной Чудаковой, оставившей яркий след и в русской военной прозе.
После войны в 1946 году Григорий Поженян поступил в Литературный институт им. Максима Горького.
Из института его выгоняли дважды, первый раз – «за пособничество» «буржуазному формалисту» и «космополиту» Павлу Антокольскому. На собрании, защищая Павла Григорьевича, Поженян остался верен себе. «Я, – сказал он, – нёс книгу этого поэта на груди, когда шёл в бой. Если бы в меня попала пуля, она прострелила бы и его книгу. На фронте погиб сын Антокольского, он не может защитить своего отца. За него это сделаю я. Я не боюсь. Меня тоже убивали на фронте. Вы хотели, чтобы я осудил своего учителя? Следите за моей рукой!» – и сделал неприличный жест...
Поженяну пришлось оставить учёбу, он уехал в Калининград, работал там сварщиком.
В 1952 году литинститут он всё же закончил. Продолжал писать стихи, работал верхолазом, котельщиком, плавал моряком на разных судах, «побывал на всех морях».
При жизни Григорий Михайлович издал более тридцати книг (первый сборник стихов «Ветер с моря» увидел свет в 1955-м). На всю жизнь море осталось важнейшей темой его поэзии.

Там в штиль –  
достойное молчанье.  
А уж качанье так качанье.  
Как я мечтал – в судьбе своей  
сберечь любой ценой жестокой  
до полного земного срока  
и соль,  
и боль,  
и синь морей.

«Море для Поженяна, – по словам критика Евгения Сидорова, – и быт, и работа, и символ. Холмы земли в его стихах напоминают морские волны. Он много плавал на судах Одесского пароходства, и в его стихах цветут исландские ромашки и шумят касабланкские базары, возникает мыс Кабо да Роко и гренландский остров Елены, встаёт на дыбы Бискайский залив. Вся эта экзотическая география, по сути, только названа, но не изображена, ибо Поженяна в творчестве волнует внутренний, а не внешний рисунок действительности. Он путешествует не столько по реальным морям, сколько по морям собственной жизни и памяти. И это осознанный принцип его поэзии».

Автографы Г. Поженяна

В последние годы жизни Григорий Поженян работал над романом-воспоминанием «И вот я вышел в город без левой руки...». Он жил с уверенностью, что «не стареет слово».
Григорий Михайлович Поженян ушёл за полчаса до своего восемьдесят третьего дня рождения… Но он в строю – Бессмертного полка нашей памяти.
Татьяна Акулова-Конецкая





Новости

Все новости

02.12.2017 новое

М.И. СЕМЕВСКОМУ ПОСВЯЩАЕТСЯ

30.11.2017 новое

«МУРМАНСКОЕ КИНО»

25.11.2017 новое

В МУЗЕЕ МИРОВОГО ОКЕАНА


Архив новостей 2002-2012
Яндекс цитирования