Библиотека Виктора Конецкого

«Самое загадочное для менясущество - человек нечитающий»

29.11.2018

МОРЯК И ХУДОЖНИК АЛЕКСАНДР НИКУЛИН

     «Прошу назначить меня дублёром капитана на любое из судов БМП, которые последуют в нынешнюю навигацию в Арктику. Желательно на самый восточный из портов захода.
     В навигации 1975, 1979, 1982, 1984, 1985 гг. я работал на тх/тх “Ломоносово”, “Северолес”, “Индига”, “Лигово” в рейсах на Певек, Хатангу, Зелёный Мыс…»
Виктор Конецкий. «Последний рейс»

Александр Никулин – моряк и художник. Родился в 1956 году в Тамбовской области, где служил его отец. Почти сразу же семья переехала на Волгу в Сталинград, и там прошло детство Саши.
С юных лет жила в нём мечта стать художником, к тому же повезло с учителем: в средней школе рисование и черчение преподавал замечательный живописец Николай Абрамов, прошедший всю Великую Отечественную войну от Сталинграда до Германии, награждённый двумя Орденами Славы. Педагог разглядел талант в своём ученике, часто устраивал выставки, на которых работы Саши обращали на себя внимание.
Александр Никулин одновременно получил диплом об окончании средней школы и Художественного училища.
В 18-ть лет А. Никулин был призван на срочную службу в Вооружённые силы СССР (служил на Дальнем Востоке в спецподразделении ВМФ). «Наш род казачий, – рассказывает А.Н.Никулин, – и для нас не отдать воинский долг Родине считалось и считается позором».
После демобилизации, Александр Никулин поступил в Ленинградскую Мореходную школу подведомственную Балтийскому морскому пароходству, получил профессию матроса-моториста 1-го класса. Затем он стал курсантом-заочником штурманского отделения Ленинградского мореходного училища, но учебное заведение не закончил – уже работал на корабле «Великий Устюг», совмещать плавания с учёбой стало проблематично.
За годы морской работы в должностях матроса, плотника, старшего матроса, боцмана Александр Никулин побывал на нескольких кораблях во всех океанах мира, Арктике и Антарктиде. Среди кораблей – т/х «Лигово», «Ломоносово», «Индига», на которых в разные годы работал и Виктор Конецкий. Самой большой любовью А.Н. Никулина стало научно-исследовательское судно «Космонавт Владислав Волков», на котором он совершил несколько рейсов с экспедициями.

А. Никулин

«Дат я не запоминаю, да и много времени прошло, – рассказывает Александр Николаевич. – В книге “Вчерашние заботы” Виктор Викторович теплоход “Ломоносово” переиначил в “Державино”, а меня упомянул под подлинной фамилией и назвал человеком грустным. И был прав. Меня же на судне прозвали Угрюмый. Ледокол, караван, белое безмолвие… Медведица появилась, покормили её сгущёнкой и всё… Монотонная работа… Весёлого мало. В Зелёном Мысу (это посёлок Черский) уже Викторыч дал прозвище, но боцману. Мы накупили там оленьи рога (все, кроме Конецкого). На рейде долго стояли. И вот поздно вечером, уже надо отходить, а боцмана нет. Все стоим, волнуемся… Вдруг в темноте появляется что-то непонятное, вроде человек, раз на двух ногах, но с рогами. Приближается… Хохот! Пьяный боцман. А на голове рога! Викторыч его и прозвал Оленем…
В своих книгах Виктор Викторович точен даже в мелочах. Вот деталь: у буфетчицы умер кот, и ему соорудили гробик. Так и было, а гробик из ящика ему сколотил я. За пустые ящики из-под картошки нам нужно было отчитываться, сдавать их в порту приписки. Конецкий и пишет: “…правда, расписку надо было за доску взять…”.
На “Индиге” с Виктором Викторовичем вместе стояли вахты. Хороший был мужик. Кода шли во льдах, рулить приходилось в ручную, было не до разговоров, но когда выходили на чистую воду, рулёвку можно было поставить на автомат, и тогда возможен диалог между штурманом (или капитаном) и рулевым. Викторыч иногда просил: “Ну, Никулин, расскажи что-нибудь”… А когда узнал, что я рисую, стал звать теплее, только по имя – Саня. Вахта – четыре часа. Потом шли на камбуз, затем в каюте вырубались сразу же… Восемь часов спали и опять на вахту…
…При переходе из Черского до Игарки, на теплоходе “Индига”, мы очередной раз застряли во льдах и стояли в ожидании ледокола. На мостике мы остались вдвоем с Виктором Викторовичем и вспоминали прошлое. После очередного заряда грусти я решил повеселить Викторыча и пересказал напечатанный в журнале “Морской флот” рассказ про лоцмана, который, заложив руки за спину, бодро поднимался по штормтрапу. Я несколько раз перечитал этот абзац, но руки у лоцмана по-прежнему оставались за спиной… Услышав это, Викторыч смачно ругнулся, потом засмеялся, закурил и сказал: “Вот, чтобы не было таких акробатов, которые лезут во все дырки, надо как можно больше писать”. Посмеялись, покурили. И Виктор Викторович, улыбаясь, спросил: “Саня, а что с этим лоцманом дальше было?” А дальше он довел судно до узкостей и пошёл обедать в кают-компанию. Я потом даже пожалел, что всё это я рассказал Викторычу с очень серьёзным лицом. А он обхватил голову руками, прокашлялся и просто завопил: “Саня, замолчи!”. Через несколько секунд на мостик влетели штурман, за ним радист со стармехом, и хором испугано спросили: “Что случилось?” Я стоял с каменным лицом и наблюдал за горизонтом, на котором появился долгожданный ледокол. Виктор Викторович, хихикая, трясущимся указательным пальцем показал на горизонт и сказал: “Вон акробаты идут”.
…В Игарке я стоял на вахте у трапа, когда из надстройки показался Виктор Викторович с загадочным лицом и задал мне вопрос: “Сань, а что это матросы делают на палубе?” А те, повесив штормтрап на тамбучину, по очереди пытались подняться по нему, заложив руки за спину. Я прокомментировал: “Рассказал им про лоцмана…”. Глаза у Викторыча стали квадратными, он пробурчал “Дурдом”, и скрылся за дверью.
…На вахтах, наблюдая за Виктором Викторовичем, я постоянно отмечал его задумчивость. Сосредоточенный взгляд всегда только вперёд и сигарета – одна за другой…».
Иногда, вспоминая время работы в море, Александр Николаевич Никулин берёт в руки кисть, и появляются его картины, а на них – дорогие его сердцу корабли.
Татьяна Акулова-Конецкая

ИЗ  ФОТОАРХИВА  АЛЕКСАНДРА  НИКУЛИНА

В Ленинградской Мореходной школе

Однокашники. В Ленинградской Мореходной школе.
Фото А.Н. Никулина.

На Кронверке

С. Шунько и А. Никулин на «Кронверке» (бывшая учебная шхуна «Сириус», на которой Виктор Конецкий был руководителем практики курсантов в начале 1960-х гг.). 1978 год.

А. Никулин с сыном Максимом

Александр Никулин с сыном Максимом. 1982 год.

Индига. Фото А. Никулина

Т/х «Индига». День ВМФ в Арктике.
Фото А.Н. Никулина.

НИС Космонавт Волков

НИС «Космонавт Владислав Волков».
Фото А.Н. Никулина.

На НИС Космонавт Волков

А. Никулин (справа) с членами экипажа на НИС «Космонавт Владислав Волков».
Карибское море. 1986 год.

На шлюпке Индига

Спасательная шлюпка с т/х «Индига» спущена по случаю «Дня моря». 
Италия.1983 год.

ЖИВОПИСНЫЕ  РАБОТЫ  АЛЕКСАНДРА  НИКУЛИНА

А. Никулин. Белое море

Александр Никулин. «Белое море». Масло. 2015 год.

А. Никулин. Индига в Арктике

Александр Никулин. «ТХ ”Индига” в Арктике». Масло.1982 год.

А. Никулин. Лигово. Колыма

Александр Никулин. «ТХ “Лигово”. Колыма». Масло.1980 год.

А. Никулин. НИС Космонавт Волков

Александр Никулин. «НИС “Космонавт Владислав Волков”».
Акварель. 2017 год.

А.Н. Никулин

А.Н. Никулин в кабинете В.В. Конецкого на улице Ленина.
Санкт-Петербург. 28 ноября 2018 года.




Новости

Все новости

12.12.2018 новое

ПОЛЯРНИК ВЛАДИМИР САНИН

08.12.2018 новое

ВИКТОР КОНЕЦКИЙ В МУРМАНСКЕ

29.11.2018 новое

МОРЯК И ХУДОЖНИК АЛЕКСАНДР НИКУЛИН


Архив новостей 2002-2012
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru