Библиотека Виктора Конецкого

«Самое загадочное для менясущество - человек нечитающий»

22.10.2020

К 150-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ И.А. БУНИНА

         «Вот я, – как бы один во всем мире, – в последний раз мысленно преклоняю колени на этой светлой от луны палубе. Словно нарочно разошлись облака, и радостно и мирно сияет лунный лик в высоте передо мной, а ниже, в светлой и прозрачной бездонности южного небосклона, тихо теплются алмазы Южного Креста. Спокойным и предвечным веселием веселится светлая ночь Твоя. – Как мне благодарить Тебя?»
Иван Бунин. «Воды многие»

И.А. Бунин

ИВАН АЛЕКСЕЕВИЧ БУНИН
22 (10 с. с.) октября 1870 – 8 ноября 1953

ПИСАТЕЛИ ОБ ИВАНЕ БУНИНЕ

«Я никогда не мог смотреть на Ивана Алексеевича, говорить с ним, слушать его без щемящего чувства, что надо бы на него наглядеться, надо бы его наслушаться, – именно потому, что это один из последних лучей какого-то чудного русского дня…».
Георгий Адамович
«Выньте Бунина из русской литературы, и она потускнеет, лишится радужного блеска и звёздного сияния его одинокой страннической души».
Максим Горький
«Мастерство Бунина для нашей литературы чрезвычайно важный пример – как нужно обращаться с русским языком, как нужно видеть предмет и пластически изображать его. Мы учимся у него мастерству слова, образности и реализму».
Алексей Толстой
«Бунина нельзя не любить и не ценить за его строгое мастерство, за дисциплину строки – ни одной полой или провисающей – каждая, как струна, – за труд, не оставляющий следов труда на его страницах…»
Александр Твардовский
«Проза Бунина не столько проза поэта, сколько проза художника – в ней чересчур много живописи».
Юрий Трифонов

«КОСЯСЬ НА ВОЛНЫ У РУЛЯ…»

Предлагаем вниманию читателей подборку избранных стихотворений Ивана Бунина. В этих поэтических наблюдениях поэта за морской стихией, бегущей волной, морской гладью – отражение его представлений об эстетической и философской картине мира.
Стихи Иван Бунин писал с раннего детства.
В 1889 году Бунин впервые увидел «край морской». Это был Крым – Ялта и Севастополь. Ивану Бунину было тогда всего девятнадцать лет; как начинающий литератор к тому времени он отчётливо проникся лишь пейзажами среднерусской полосы России – «с полем, с мужицкими избами».
Своё опьянение «от зыбко бегущей волны» Бунин выразил в стихах «В окошко из тёмной каюты…» (1896) и в «Северном море» (1897), уже сложившимся поэтом. В 1897-м вышла первая книга его рассказов – «На край света», затем – первый сборник стихов «Под открытым небом» (1898).
В 1898 году Бунин перебрался к морю – в Одессу, где сблизился с членами «Товарищества южноpусских художников».
Друг Бунина живописец П.А. Нилус утверждал, что художники нападали на Ивана Алексеевича «за неумение отличать оттенки цветов», и Бунин якобы из общения с ними «понял, что небо и море не только голубого цвета, что есть тёплые и холодные тона, что небо отражается не только на крышах и в воде, но облекает все предметы своим отражением, что луна бывает серебряной, и золотой, и красноватой, а ночное небо зеленоватым, и розоватым, и золотистым, и что солнце и луна насыщают светом испарений воздух, землю».
Море, возникающее в лирических пейзажах Бунина, для него – символ свободы, простора и света жизни.

Нет, не пейзаж влечёт меня,
Не кpаски я стpемлюсь подметить,
А то, что в этих кpасках светит,
Любовь и pадость бытия.

Свою картину морского вольного пространства Бунин создавал как хороший полифонист, всеми подвластными ему как мастеру мазками. Достаточно внимательно прочитать его стихи.
Весной 1907 года И.А. Бунин с женой В.Н. Муромцевой совершил путешествие на Восток – он увидел Египет, Сиpию, Палестину, что нашло отражение и в его стихах.
На страницах своих воспоминаний об А.П. Чехове Бунин передал разговор с Антоном Павловичем в Ялте (1909 г.), примечательный для нас:
«…Потом мы молча прошли набережную и сели в сквере на скамью.
– Любите вы море? – сказал я.
– Да, – ответил он. – Только уж очень оно пустынно.
– Это-то и хорошо, – сказал я.
– Не знаю, – ответил он, глядя куда-то вдаль и, очевидно, думая о чём-то своем. – По-моему, хорошо быть офицером, молодым студентом… Сидеть где-нибудь в людном месте, слушать весёлую музыку…
И, по своей манере, помолчал и без видимой связи прибавил:
– Очень трудно описывать море. Знаете, какое описание моря читал я недавно в одной ученической тетрадке? “Море было большое”. И только. По-моему, чудесно» (Бунин И.А. Чехов / В кн.: А.П. Чехов в воспоминаниях современников. М.; 1960. С. 513).
В 1909-м, памятном для Бунина году, он был избран академиком по разряду изящной словесности, став самым молодым академиком Российской академии.
В 1910 году он вновь отправился в путешествие – в Египет и на Цейлон. Тропический Цейлон стал самой отдалённой точкой бунинских восточных путешествий. Родились его стихи «Океан под ясною луной…» и «Индийский океан». И они всё о том же – о свободе, которое дарит человеку океан и благодарности Богу за созерцание красоты созданного Им безбрежного мира.
По пpизнанию И.А. Бунина, странствия в его жизни игpали «огpомную pоль». Во время путешествия на Цейлон он вёл дневник. Эпиграфом к своим записям Иван Алексеевич взял слова из «Псалтири»: «Господь над водами многими…»
Главы из дневника И.А. Бунин опубликовал под названием «Воды многие» уже в эмиграции в 1925–1926 годах.
Татьяна Акулова-Конецкая

КРАСКИ МОРЯ
                                                          * * *

В окошко из тёмной каюты
Я высунул голову. Ночь.
Кипящее чёрное море
Потопом уносится прочь.

Над морем – тупая громада
Стальной пароходной стеньг.
Торчу из неё и пьянею
От зыбко бегущей волны.

И всё забирает налево
Покатая к носу стена,
Хоть должен я верить, что прямо
Свой путь пролагает она.

Всё вкось чья-то сила уводит
Наш тёмный полуночный гроб,
Всё будто на нас, а всё мимо
Несётся кипящий потоп.

Одно только звёздное небо.
Один небосвод недвижим,
Спокойный и благостный, чуждый
Всему, что так мрачно под ним.
                                                           1896

          СЕВЕРНОЕ МОРЕ

Холодный ветер, резкий и упорный,
Кидает нас, и тяжело грести;
Но не могу я взоров отвести
От бурных волн, от их пучины чёрной.

Они кипят, бушуют и гудят,
В ухабах их, меж зыбкими горами,
Качают чайки острыми крылами
И с воплями над бездною скользят.

И ветер вторит диким завываньем
Их жалобным, но радостным стенаньям,
Потяжелее выбирает вал,

Напрягши грудь, на нём взметает пену
И бьёт его о каменную стену
Прибрежных мрачных скал.
                                                              1897


                В ЗАЛИВЕ

На мёртвый якорь кинули бакан,
И вот, среди кипящего залива,
Он прыгает и мечется тоскливо,
И звон его несётся сквозь туман.
Осенний мрак сгущается вдали,
Подходит ночь, – и по волнам тяжёлым
Ныряют и качаются за молом
Рыбацкие пустые корабли.
И мачты их средь тёмной высоты
Чертят туман всё шире и быстрее,
И плавают среди тумана реи,
Как чёрные могильные кресты.
                                                            1900


                     * * *


Высоко наш флаг трепещет,
Гордо вздулся парус полный,
Встал, огромный и косой;
А навстречу зыбью плещет,
И бегут – змеятся волны
Быстрой, гибкой полосой.

Изумруд горит, сверкая,
В ней, как в раковине тесной,
Медью светит на борта;

А кругом вода морская
Так тяжка и полновесна,
Точно ртутью налита.

Ходит зыбкими буграми,
Ходит мощно и упруго,
Высоко возносит челн –

И бегущими горами
Принимают друг от друга
Нас крутые гребни волн.
                                                      1901


      В ОТКРЫТОМ МОРЕ

В открытом море – только небо,
Вода да ветер. Тяжело
Идёт волна, и низко кренит
Фелюка серое крыло.
В открытом море ветер гонит
То свет, то тень – и в облака
Сквозит лазурь... А ты забыта,
Ты бесконечно далека!
Но волны, пенясь и качаясь,
Идут, бегут навстречу мне
И кто-то синими глазами
Глядит в мелькающей волне.
И что-то вольное, живое,
Как эта синяя вода,
Опять, опять напоминает
То, что забыто навсегда!
                                              1903–1905


                    * * *


Вдоль этих плоских знойных берегов
Лежат пески, торчат кусты дзарига.
И моря пышноцветное индиго
Равниною глядит из-за песков.

Нет даже чаек. Слабо проползает
Шуршащий краб. Желтеют кости рыб.
И берегов краснеющий изгиб
В лиловых полутонах исчезает.
                                                          1906–1907


                    НА РЕЙДЕ

Люблю сухой, горячий блеск червонца,
Когда его уронят с корабля
И он, скользнув лучистой каплей солнца,
Прорежет волны у руля.
Склонясь с бортов, с невольною улыбкой
Все смотрят вниз. А он уже исчез.
Вверх по корме струится глянец зыбкий
От волн, от солнца и небес.
Как жар горят червонной медью гайки
Под серебристым тентом корабля.
И плавают на снежных крыльях чайки,
Косясь на волны у руля.
                                                                          1907

                      
                  МЁРТВАЯ ЗЫБЬ

Как в гору, шли мы в зыбь, в слепящий блеск заката.
Холмилась и росла лиловая волна.
С холма на холм лилось оранжевое злато,
И глубь небес была прозрачно-зелена.

Дым из жерла трубы летел назад. В упругом
Кимвальном пенье рей дрожал холодный гул.
И солнца лик мертвел. Громада моря кругом
Объяла горизонт. Везувий потонул.

И до бортов вставал и, упадая, мерно
Шумел разверстый вал. И гребень, закипев,
Сквозил и розовел, как пенное Фалерно, –
И малахит скользил в кроваво-чёрный зев.
                                                                         1909


                        * * *


Океан под ясною луной,
Тёплой и высокой, бледнолицей,
Льётся гладкой, медленной волной,
Озаряясь жаркою зарницей.
Всходят горы облачных громад:
Гавриил, кадя небесным Силам,
В тёмном фимиаме царских врат
Блещет огнедышащим кадилом.
                                        Индийский океан, 1911


            ИНДИЙСКИЙ ОКЕАН

Над чернотой твоих пучин
Горели дивные светила,
И тяжко зыбь твоя ходила,
Взрывая огнь беззвучных мин.

Она глаза слепила нам,
И мы бледнели в быстром свете,
И сине-огненные сети
Текли по медленным волнам.

И снова, шумен и глубок,
Ты восставал и загорался –
И от звезды к звезде шатался
Великой тростью зыбкий фок.

За валом встречный вал бежал
С дыханьем пламенным муссона,
И хвост алмазный Скорпиона
Над чернотой твоей дрожал.
                                                        1916


                        * * *

Лиман песком от моря отделён.
Когда садится солнце за Лиманом,
Песок бывает ярко позлащён.

Он весь в рыбалках. Белым караваном
Стоят они на грани вод, на той,
Откуда веет ветром, океаном.

В лазури неба, ясной и пустой,
Та грань чернеет синью воронёной
Из-за косы песчано-золотой.

И вот я слышу ропот отдалённый:
Навстречу крепкой свежести воды,
Вдыхая ветер, вольный и солёный,

Вдруг зашумели белые ряды
И, стоя, машут длинными крылами...
Земля, земля! Несчётные следы

Я на тебе оставил. Я годами
Блуждал в твоих пустынях и морях.
Я мерил неустанными стопами

Твой всюду дорогой для сердца прах:
Но нет, вовек не утолю я муки –
Любви к тебе! Как чайки на песках,

Опять вперед я простираю руки.
                                                                1916

                             
                       * * *

Настанет день – исчезну я,
А в этой комнате пустой
Всё то же будет: стол, скамья
Да образ, древний и простой.
И так же будет залетать
Цветная бабочка в шелку,
Порхать, шуршать и трепетать
По голубому потолку.
И так же будет неба дно
Смотреть в открытое окно
и море ровной синевой
манить в простор пустынный свой.
                                                            1916


                        * * *


Бывает море белое, молочное,
Весь зримый Апокалипсис, когда
Весь мир одно молчание полночное,
Армады звёзд и мёртвая вода:

Предвечное, могильное, грозящее
Созвездиями небо – и легко
Дымящееся жемчугом, лежащее
Всемирной плащаницею млеко.
                                                        1916

                        
                        * * *

И вновь морская гладь бледна
Под звездным благостным сияньем,
И полночь тёплая полна
Очарованием, молчаньем –
Как, господи, благодарить
Тебя за всё, что в мире этом
Ты дал мне видеть и любить
В морскую ночь, под звёздным светом.
                                                                   1922

И.П. Похитонов. Художник на берегу моря

И.П. Похитонов (1850 – 1923). «Художник на берегу моря».
Дерево, масло. 1900 год.
Одесский художественный музей.  




Новости

Все новости

03.12.2020 новое

ЛИТЕРАТУРНАЯ ЖИЗНЬ ГОРОДА

29.11.2020 новое

К 110-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ КОНСТАНТИНА БАДИГИНА

19.11.2020 новое

250 ЛЕТ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ И.Ф. КРУЗЕНШТЕРНА


Архив новостей 2002-2012
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru