Библиотека Виктора Конецкого

«Самое загадочное для менясущество - человек нечитающий»

01.11.2020

МАТРОССКАЯ БИБЛИОТЕКА


Библиотека

160 лет назад в Санкт-Петербурге
открылась первая матросская библиотека.

   «Человека более всего поддерживает надежда, предположение, мечта».
Адмирал Ф.Ф. Матюшкин

Л.И. НОВИКОВА
Старший научный сотрудник
отдела библиографии и краеведения РНБ

К.Н. МАТЮШКИН – ОСНОВАТЕЛЬ  ПЕРВОЙ МАТРОССКОЙ БИБЛИОТЕКИ

Российские военные моряки зарекомендовали себя прекрасными специалистами в различных отраслях знания, вписали они и много ярких страниц в историю развития отечественного библиотечного дела. Достаточно вспомнить адмирала Н.С. Мордвинова, стоявшего у истоков создания общественных публичных библиотек, деятельность адмирала И.Ф. Крузенштерна на посту заведующего библиотекой Адмиралтейского департамента, лейтенанта С.И. Недельковича, трудившегося не покладая рук в должности библиотекаря Кронштадтской морской библиотеки.

Портрет Н.С. Мордвинова работы А. Варнека

Николай Семёнович Мордвинов (1754–1845 гг.).
Портрет работы А.Г. Варнека (1782–1843 гг.).

К сожалению, за прошедшие десятилетия многие имена оказались практически забыты. Тем интереснее выглядит сегодня фигура создателя первой библиотеки и школы для нижних чинов мичмана Константина Николаевича Матюшкина, чье имя, по мнению его современников, можно поставить «наряду с лучшими деятелями нашего народного образования» (1).
В 60-е годы XIX века К.Н. Матюшкин часто упоминается на страницах «Морского сборника», но о нем самом известно крайне мало. Архивные источники сообщают, что 27 мая 1841 года у вице-директора Департамента корабельных лесов полковника Н.М. Матюшкина и его жены Варвары родился сын Константин (2). Будущее мальчика, выросшего в семье с давними морскими традициями, было уже отчасти предопределено. Константин Матюшкин был крещен в церкви Морского кадетского корпуса, а еще через шесть лет, в мае 1847 года, переступил порог этого старейшего морского учебного заведения уже в качестве воспитанника.
Кадетский морской корпус был одним из тех училищ, где любовь к книге и тяга к знаниям прививались учащимся бережно и продуманно. Библиотека корпуса, одна из старейших морских библиотек нашей страны, была официально основана в 1769 году директором корпуса И.Л. Голенищевым-Кутузовым (3) и существенно улучшена и расширена в 1830-е–1840-е годы директором корпуса адмиралом И.Ф.Крузенштерном, много сделавшим для развития учебного заведения. Следующий директор, вице-адмирал Н.П. Римский-Корсаков, продолжил курс на разностороннее фундаментальное образование. С 1848-го по 1860 год (а именно на эти годы пришлось обучение Константина Матюшкина) фонд библиотеки увеличился с 1807 названий в 7095 томах до 2562 названий в 9725 томах (4). Учащиеся могли пользоваться книгами из «большой» библиотеки; также в ротах существовали небольшие ротные библиотечки, комплектуемые «с разрешения начальства, воспитанникам на сумму, составленную из их добровольных взносов» (5). Таким образом, книга и стремление к самообразованию с самых юных лет становились частью жизни будущих морских офицеров.

МКК

Морской кадетский корпус.
Литография В.А. Прохорова. 1850-е годы.

Однако если морским офицерским библиотекам уделялось большое внимание, то нижние чины собственных книжных собраний не имели. В сухопутных войсках неофициальные солдатские библиотеки существовали примерно с 1830-х годов и комплектовались войсковым начальством за счет хозяйственных сумм, т. е. «без расходов от казны». Развитию библиотечного дела здесь уделялось значительно больше внимания, чем на флоте. Вот как оценивал ситуацию сам Матюшкин: «В гвардейских полках обучение грамоте уже давно существует, и редакция журнала “Чтение для солдат” наделяет их руководствами по различным отраслям науки; сообщает в своем журнале разнообразные и интересные сведения; наконец, журнал г. Погосского “Солдатская беседа” доставляет завлекательное чтение. Появление этих журналов и большое собрание книг, изданных исключительно для солдат, служит доказательством, что распространение грамотности между ними достигло уже значительного результата, – между тем, как во флотских экипажах обучение грамотности введено очень недавно и более половины неграмотных» (6).
Очень важно отметить, что Матюшкин вступал в жизнь в начале 1860-х годов – время перемен и либеральных веяний как в стране в целом, так и на флоте. Неизвестно, смог ли бы молодой мичман проявить себя так же ярко, если бы его служба началась, например, на десять – пятнадцать лет раньше, в жесткую николаевскую эпоху. В то время отношение морского начальства к матросам, несущим на военном флоте тяжкую 25-летнюю службу, трудно было назвать гуманным. И на корабле, и в казарме их жизнь была лишена элементарных бытовых удобств.
Положение изменилось только после вступления в должность нового руководителя Морского ведомства генерал-адмирала Константина Николаевича, начавшего реорганизацию военно-морского флота. Прогрессивные реформы коснулись всех сторон жизни матросов: обмундирования, условия проживания в казармах, медицинского обеспечения и т. д. Техническое переоснащение флота требовало от личного состава достаточно высокого уровня технической подготовки. В обучении были заинтересованы и сами матросы, так как по новому уставу десятилетний срок действительной службы мог быть сокращен до пяти или даже трех лет в зависимости от уровня образования (7). Грамотность открывала и возможность карьерного роста, так как, сдав экзамены для получения чина унтер-офицера, можно было начать свое продвижение по службе. Впервые за всю историю российского флота перед простыми матросами, призванными на флот, открылась возможность и карьерного роста, и устройства «гражданской» жизни после окончания службы.
В российском обществе, взбудораженном реформами и отменой крепостного права, горячо обсуждались вопросы обучения крестьян, возникали воскресные школы и учреждались частные библиотеки для народа. В среде российских офицеров также велись разговоры о том, что «следует постараться поскорее поставить наших меньших братьев на ноги, развить в них самостоятельные и самодеятельные гражданские и общечеловечные элементы».
Нижние чины, теперь сами осознавшие необходимость образования, встретили поддержку в среде молодых офицеров. «Идея зрела, приняла настоящее, серьезное направление, и многие вполне сознавали необходимость ее осуществления; недоставало только избранному кружку сосредоточиться около одной личности, недоставало средств на лицо, а, по-видимому, в общей готовности содействовать не могло быть недостатка» (8).

Морской сборник

Впервые имя К.Н. Матюшкина промелькнуло на страницах «Морского сборника» в 1860 году. В отчете Морского кадетского корпуса приведен восторженный отзыв капитана корабля «Ретвизан» о гардемарине Матюшкине, который, проходя на корабле практику, создал там школу для матросов и кантонистов (9). Удивительно, но юноше удалось настолько хорошо организовать обучение матросов и привить им любовь к чтению, что корабельная «школа» продолжала свои занятия и после окончания кампании, когда Матюшкин, произведенный в мичманы, получил назначение в Петербург.
Будучи зачисленным в 16-й флотский экипаж (10), Матюшкин поделился планами по созданию матросской школы и библиотеки со своими товарищами из числа бывших соучеников по Морскому кадетскому корпусу – мичманом Н.В. Верещагиным и лейтенантом Н.А. Бабицыным. Они поддержали идею молодого мичмана и, пожертвовав каждый по 5 рублей серебром, приобрели несколько книг для раздачи грамотным матросам. В ноябре 1859 года, получив разрешение заведующего морскими командами в Санкт-Петербурге контр-адмирала Н.П. Акулова, Матюшкин и его единомышленники начали сбор средств среди офицеров и на полученные таким образом 164 рубля 50 копеек закупили несколько десятков книг для первой Матросской библиотеки. Вначале, ввиду отсутствия помещения, книги рассылались по экипажам и выдавались грамотным матросам. Учет выдаваемой литературы вели в ротах фельдфебели, но много книг, передаваемых матросами из рук в руки, все равно терялось.
В феврале 1860 года в здании Крюковских казарм для библиотеки выделили отдельное помещение. Книжный репертуар подробно обсуждался в среде офицеров, рассматривавших библиотеку не только как средство занять матросов в свободное время и отвлечь от кабаков, но и как способ повышения их общего образовательного и культурного уровня. 1 ноября 1860 года в присутствии офицеров и нижних чинов, после совершения молебна была торжественно открыта «Санкт-Петербургская Матросская библиотека и школа нижних чинов». Эта организация включала в себя: школу грамотности для матросов; унтер-офицерскую школу; школу для подготовки учителей чтения, письма и арифметики для всего Балтийского флота; классы для гимнастической команды; библиотеку; школу для детей нижних чинов, живущих в Крюковских казармах.
Помещение (просторная, хорошо освещенная комната) и мебель для библиотеки были предоставлены распоряжением Н.П. Акулова. Помощь оказали и другие учреждения Морского ведомства: Инспекторский департамент пожертвовал книжные шкафы и письменные столы, контора Санкт-Петербургского порта выделила из экипажеских магазинов скамейки, стулья, кресла и зеркала, Инженерное и Артиллерийское училища Морского ведомства обеспечили учебный класс мебелью, Гидрографический департамент подарил таблицы штандартов, флагов и вымпелов. Официально библиотека подчинялась (через адмирала, заведовавшего флотскими экипажами) Инспекторскому департаменту, но денег от властей не получала и зависела только от пожертвований офицеров. Вокруг Матюшкина сплотился кружок единомышленников, посвятивших свое свободное время работе в библиотеке и проведению занятий с матросами. Книгами разрешалось пользоваться только в стенах библиотеки, так как при раздаче на руки они часто терялись или приходили в негодное состояние, а введение штрафов за утерю и порчу книг Матюшкин считал несовместимым с целью основания библиотеки. Однако для того чтобы матросы могли хотя бы изредка «читать в своей казарме, с некоторым комфортом, которым и простолюдины очень дорожат», желающие могли получать на дом книги из числа дублетных экземпляров (11).
Первоначально свою задачу создатели библиотеки видели в том, чтобы дать возможность грамотным матросам пользоваться книгами, но вскоре было решено создать «класс грамотности» для обучения чтению всех нижних чинов. Нужно учесть, что из девятисот человек, помещавшихся в Крюковских казармах, читать умели только около трехсот. Для Матюшкина главным принципом работы школы было добровольное посещение нижними чинами занятий, без всякого принуждения и контроля со стороны начальства. В противном случае «матросы будут смотреть на обязательное обучение как на прибавление служебных обязанностей и, следовательно, тяготиться ими, а на библиотеку – как на место службы» (12). Организаторы библиотеки стремились к тому, чтобы матросы видели в ней не образовательный класс, а «матросское собрание, … куда приходят добровольно для чтения книг и занятий, и где, кроме средств неграмотному выучиться читать и писать, грамотный найдет справку, какую хочет, в календаре; прочитает что ни будь; решит спор, возникший в казарме о каком ни будь научном вопросе; неграмотный, видя такое превосходство перед собой знающего читать, невольно ему позавидует и постарается с ним поравняться, в чем скоро успеет при средствах библиотеки и содействии офицеров» (13).
К 1 июня 1861 года фонд библиотеки насчитывал 1517 единиц хранения и состоял из семи отделов (учебники; книги духовного содержания; жизнеописания разных лиц; описание путешествий, кораблекрушений и сражений; рассказы, повести и проч.; периодика; математика). Библиотека существовала исключительно на средства самих офицеров, большую помощь в комплектовании оказывали дарители. Например, директор Публичной библиотеки М.А. Корф выделил 79 томов дублетных изданий (14). Библиотека получала бесплатно по два экземпляра «Морского сборника», один экземпляр «Военного сборника» и двенадцать – «Народной газеты». Так же бесплатно библиотека получала эстонскую газету «Почтальон» (дар от чиновника особых поручений при управляющем Морским министерством А.Я. Юрьева) (15). Некоторые сотрудники «Морского сборника» помогали библиотеке деньгами, переводя 5–10% своих гонораров. Кронштадтская Морская библиотека однажды прислала 487 книг из отдела беллетристики, но от этого «дара» пришлось отказаться: издания по своей ветхости и по содержанию совершенно не соответствовали назначению библиотеки нижних чинов (16).
К концу 1861 года организаторы библиотеки посчитали, что теперь фонд достаточно велик, чтобы разрешить выдачу книг нижним чинам в казармы и на дом. В течение полугода этим правом воспользовались 325 читателей, получивших на дом 1581 книгу.
Вскоре вследствие массового увольнения нижних чинов в бессрочный отпуск количество читателей сократилось до 255 человек. Фонд библиотеки вновь был реорганизован. Книги, расставленные в форматной расстановке, занимали 18 шкафов. Теперь фонд делился на 14 разделов, составленных таким образом, чтобы любой из посетителей, как малограмотный матрос, так и более образованный унтер-офицер, мог легко найти нужную книгу. Матюшкин собственноручно составил систематический, инвентарный и алфавитный каталоги по образцу каталогов Императорской публичной библиотеки. При составлении каталогов он ввел новую систему подразделения отделов и отыскания книг (17). Большое внимание (три раздела) было уделено религиозной литературе.
Это неудивительно, учитывая, что основная масса матросов набиралась из крестьянской среды. Религия пронизывала жизнь российского крестьянина, и, оказавшись на военной службе, вдали от дома, именно в ней он черпал утешение и поддержку. Недаром из всех лекций, читаемых для нижних чинов в Матросской библиотеке Крюковских казарм, самую большую аудиторию собирали беседы, проводимые настоятелем собора Св. Спиридония протоиереем А. Дьяконовым (18). В отдельные разделы были выделены «Морские и военные науки», «Служебные и гражданские обязанности», «О сельском хозяйстве и ремеслах», «География», «Книги исторического содержания», ориентированные на формирование у матросов широкого кругозора, развитие навыков, могущих пригодиться и после демобилизации. Учитывая, что среди матросов служило много иноверцев (поляков, эстонцев и финнов) и все они без исключения грамотные, Матюшкин завел небольшой (на сумму 25 рублей) отдел книг на иностранных языках.
Нужно учитывать, что помимо заведывания библиотекой и школой в круг служебных обязанностей молодого мичмана входило и множество других дел. Например, летом и осенью 1861 года он, «будучи назначен по возвращении своем из Средиземного моря наблюдать за строительством фрегата “Дмитрий Донской” по случаю спешной работы, большую часть дня проводил в Адмиралтействе, после же спуска, во время проводки и пребывания своего в Кронштадте исполнял обязанности ревизора фрегата» (19).

Винтовой фрегат "Дмитрий Донской"

Винтовой фрегат «Дмитрий Донской». 1861 год.

Несмотря на то, что Морское министерство периодически оказывало библиотеке некоторую финансовую поддержку, денег все равно не хватало, и Матюшкину и его товарищам приходилось изобретать новые способы для решения денежных вопросов, например, организовывать в библиотеке любительские спектакли для сбора средств в ее пользу. (Для этого проекта из сумм Морского министерства было выделено 300 рублей) (20).
Вскоре Матюшкин подал начальству предложение расширить помещение библиотеки и предоставить право пользоваться ею всем нижним чинам, как береговых учреждений, так и всех петербургских морских экипажей, переименовав ее в «Библиотеку нижних чинов всего Морского ведомства» (21). Также предполагалось создать при библиотеке морской музей. В отличие от музеев, созданных при офицерских библиотеках исключительно с развлекательной целью и представляющих собой просто собрание редкостей, музей Матросской библиотеки должен был служить образовательным задачам. По замыслу Матюшкина, в нем должны были быть представлены модели и чертежи судов и судовых машин с Ижорских заводов, географические атласы и карты, компасная раскрашенная таблица с печатными названиями каждого румба.
В октябре 1862 года последовало высочайшее утверждение проекта Матюшкина, причем главным аргументом в его пользу послужили успешные результаты его предыдущей работы по распространению грамотности. В 1863 году утвержденные Морским министерством «Правила» Библиотеки нижних чинов были опубликованы в «Морском сборнике» (22). В начале 1863 года и сам мичман получил свою первую награду – орден Станислава 3-й степени, выданный за труды «по обучении нижних чинов грамоте и по заведованию библиотекою» (23).

Орден Св. Святослава 3 ст.


К началу 1864 года фонд библиотеки насчитывал 4039 томов. В течение этого года 848 читателей взяли на руки 6791 книгу. В основном читали книги духовного содержания, на втором месте была художественная литература. «Выбор книг, доступных пониманию нижних чинов, делался под условием одобрительной известности изданий в литературном мире» (24). В офицерском обществе многие посчитали «излишней роскошью» решение Матюшкина непременно иметь в фонде несколько экземпляров каждого номера «Морского сборника». Конечно, журнал, бывший главным печатным органом русского флота, был рассчитан на подготовленного читателя, в основном из офицерской среды, но публикуемые в официальном отделе распоряжения затрагивали и вопросы матросского быта.
Деятельность К.Н. Матюшкина не ограничивалась только школой и Матросской библиотекой. В Крюковских казармах для матросов устраивали праздники, танцевальные вечера, масленичные гуляния, и главным распорядителем и режиссером на них выступал все тот же мичман Матюшкин, «с утра до вечера хлопотавший, со значительными для себя издержками, об устройстве этих увеселений». Ему помогали товарищи-офицеры, «также отказавшиеся от удовольствий провести праздники в своем кругу, в обществе родных и знакомых, в опере, во французском театре».
Два года подряд Матюшкин организовывал на плацу Крюковских казарм катальные ледяные горы – затею, на которую в общей сложности потратил около 90 рублей своих собственных денег (25).
Хотя Матросская библиотека и школа собрали вокруг себя большой круг единомышленников из среды морских офицеров и духовенства, всех беспокоил предстоящий отъезд Матюшкина из Санкт-Петербурга, и возникал вопрос, сможет ли столь успешно начатое дело продолжаться без своего создателя. Однако трагический случай ускорил развитие событий. 29 января 1864 года  К.Н. Матюшкин внезапно умер. Документы не дают ответа на вопрос, что стало причиной гибели молодого, полного энергии человека, но, видимо, его смерть вызвала множество слухов и среди современников. Товарищ Матюшкина Н.А.Бабицын, занявший в 1865 году пост директора школы и библиотеки, опубликовал в «Морском сборнике» две статьи, в которых, ссылаясь на результаты проведенной им ревизии, старался рассеять все «несправедливые нарекания и необоснованные предположения» о том, что внезапная смерть мичмана была как-то связана с «запутанностью денежных средств в библиотеке». Сумма в 257 рублей, которой вроде бы недосчитались после проверки шнурованных книг библиотеки, была намного меньше средств, потраченных Матюшкиным из своего кармана. Ревизия показала, что все документы велись правильно, и Матюшкин просто не успел внести в них недостающую сумму.
Матросская библиотека продолжала свое существование. Ее фонд уже вполне мог конкурировать с фондами офицерских библиотек. В 1865 году руководству библиотеки даже пришлось установить правило, запрещающее офицерам пользоваться Матросской библиотекой, поскольку они, как активные читатели, разбирали самые лучшие сочинения, создавая серьезные неудобства для самих матросов. Библиотека просуществовала до 1883 года, а далее ее фонды, видимо, стали основой «Библиотеки нижних чинов 2-го Флотского Балтийского экипажа», сформированного из бывшего 8-го и размещавшегося сначала в Крюковских казармах, а затем переехавшего на Морскую улицу.

ПРИМЕЧАНИЯ:

1) Бабицын Н.А. Санкт-Петербургская библиотека для нижних чинов // Морской сборник. – 1866. – № 1. – Неофициальная часть. – С. 153–171.
2) РГАВМФ. Ф. 432. Оп. 5. Д. 4859. Л. 3.
3) Соколов А.П. Морские библиотеки в России // Записки Гидрографического департамента. – 1848. – Ч. VI. – С. 515–521.
4) Отчеты по учебным заведениям Морского ведомства за 1961 г. – Санкт-Петербург, 1962. – С. 33.
5) Там же. С. 27.
6) Матюшкин К.Н. С.-Петербургская матросская библиотека и школа Крюковских казарм // Морской сборник. – 1861. – № 9. – С. 43.
7) Морской устав. – Санкт-Петербург, 1853. – [2], IV. – 272 с.
8) Folliculaire. Матросская библиотека / Folliculaire [Р.Е. Рябинин] // Морской сборник. – 1861. – № 1. – С. 50. – (Смесь).
9) Отчет Морского кадетского корпуса за 1859 г. // Морской сборник. – 1860. – № 3. – С. 88–174. – (Официальные статьи и известия).
10) РГАВМФ. Ф. 283. Оп. 2. Д. 185. Л. 2.
11) Folliculaire. Матросская библиотека / Folliculaire [Р.Е. Рябинин] // Морской сборник. – 1861. – № 1. – С. 56. – (Смесь).
12) Бабицын Н.А. Санкт-Петербургская библиотека… – С. 154.
13) Folliculaire. Матросская библиотека… – С. 58.
14) Матюшкин К.Н. Санкт-Петербургская матросская библиотека… – С. 55.
15) Бабицын Н.А. Библиотека и школа нижних чинов Морского ведомства // Морской сборник. – 1867. – № 7. – С. 17. – (Неофициальная часть).
16) Бабицын Н.А. Санкт-Петербургская библиотека… – С. 153.
17) РГАВМФ. Ф. 283. Оп. 3. Д. 5224. Л. 3 об.
18) Матюшкин К.Н. Санкт-Петербургская матросская библиотека… – С. 45.
19) РГАВМФ. Ф. 283. Оп. 3. Д. 5224. Л. 3.
20) Там же. Л. 4.
21) Там же.
22) Циркуляр № 72 от 12 ноября 1863 г. // Морской сборник. – 1863. – № 12. – С. 64. – (Отдел официальный).
23) РГАВМФ. Ф. 283 Оп. 2 Д. 185 Л. 1.
24) Бабицын Н.А. Библиотека и школа нижних чинов… – С. 17.
25) РГАВМФ. Ф. 283 Оп. 3. Д. 5224. Л. 4 об.

            В кн.: Елагинские Чтения / сост. к.и.н. М.Е.Малевинская, Ю.Т.Вартанян ; науч. ред. к.и.н С.В.Чернявский ; Федеральное архивное агентство ; РГАВМФ. – Вып. VII. – Санкт-Петербург : Изд. Дом «Гиперион», 2014. – 180 с. : ил.

Площадь Труда. 1923 год

На площади Труда у Крюковских казарм. 1923 год.




Новости

Все новости

03.12.2020 новое

ЛИТЕРАТУРНАЯ ЖИЗНЬ ГОРОДА

29.11.2020 новое

К 110-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ КОНСТАНТИНА БАДИГИНА

19.11.2020 новое

250 ЛЕТ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ И.Ф. КРУЗЕНШТЕРНА


Архив новостей 2002-2012
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru