Библиотека Виктора Конецкого

«Самое загадочное для менясущество - человек нечитающий»

05.01.2021

РАТНЫЙ ТРУД ВО ИМЯ СПАСЕНИЯ

         «…за первый год после военного училища мне пришлось не раз выходить в море на спасение в море тонущих судов, а единожды пришлось участвовать в очень специфической операции спасения загоревшейся и затем затонувшей баржи с боезапасом. Это происходило в лютые морозы в Кольском заливе. Над заливом стоял черный туман, как обычно при низких температурах на севере, на барже в момент, когда начался пожар, вспыхнули пакеты с порохом для орудий крупного калибра крейсеров. Сразу после того, как вспыхнул порох, погибло пять человек солдат, сопровождающих баржу. Первой нашей задачей, как всегда в подобающих случаях, было выловить трупы погибших, пока их не унесет сильным отливным течением в океан. Должен сказать, что это, конечно, очень тяжелая работа и не только физически, потому что водолазы, опускаясь под воду, рискуют, что им будут перерублены воздушные шланги теми льдинами, которые на сильном отливном течении несет от устья реки Кола в море Баренца…»
Виктор Конецкий. Из письма брату. 1953 год.

В. Конецкий. На АСС корабле Водолаз. 1954 г.

В.В. Конецкий на АСС «Водолаз». 1954 год.

5 января 2021 года исполняется 100 лет Службе поисковых и аварийно-спасательных работ Военно-Морского Флота. Предлагаем вниманию читателей статью «Ратный труд во имя спасения», посвящённую истории Службы, мужественной работе российских моряков.

Кап. I р., доктор техн. наук А.В. КРАМОРЕНКО
Кап. I р. Д.Г. ШАЙХУТДИНОВ

РАТНЫЙ ТРУД ВО ИМЯ СПАСЕНИЯ
(к 100-летию Службы поисковых и аварийно-спасательных работ Военно-Морского Флота)

Аварийно-спасательные задачи российский Военно-Морской Флот решал с самого момента своего создания, так как повреждения и аварии кораблей и судов, связанные с ведением боевых действий, взрывами, пожарами, навигационными происшествиями и ударами морской стихии, возникали регулярно. С середины XIX века развитие техники и технологии водолазного дела открыло широкие возможности для оказания помощи аварийным кораблям и их подъема в случае затопления. Впервые необходимость создания специализированных аварийно-спасательных подразделений явно проявилась по окончанию Крымской войны 1853–1855 гг., когда в бухтах Севастополя оказалось более 200 затонувших кораблей и судов, парализовавших судоходство и имевших значительную материальную ценность вследствие наличия на них артиллерийских орудий, свинца, меди, железа, годных к вторичной переработке. Работы, начатые с привлечением иностранного подрядчика, с большой прибылью буквально разграбившего затопленные корабли, снимая с них все ценное и оставляя разрушенные остовы на дне, пришлось себе в убыток завершать силами российских промышленников. Командование флотом упустило возможность создания собственной службы, получившей бы мощный импульс в развитии в период судоподъемных работ такого масштаба.
Водолазное дело пришло в Военно-Морской Флот России с появлением подводного оружия. Первые торпеды, именуемые самодвижущимися минами, были исключительно дорогими, что делало актуальным их подъем после проведения учебных стрельб. В 1882 году была учреждена Кронштадтская водолазная школа, выпускники которой распределялись на все флоты и стали решать наряду с задачами подъема торпед и задачи по оказанию помощи аварийным кораблям и судам. Водолазные команды стали частью экипажей крупных боевых кораблей, ориентированной на выполнение задач аварийно-спасательного обеспечения, а специалисты водолазной школы при возникновении сложных задач привлекались для их усиления. Параллельно возникшие в стране гражданские спасательные общества не были способны решать масштабные задачи Военно-Морского Флота. Обследование погибшего броненосца «Гангут», снятие с камней броненосца береговой обороны «Генерал-адмирал Апраксин», снятие с мели крейсера «Россия», оказание помощи аварийным и поврежденным кораблям в период русско-японской войны предопределило возникновение на флотах спасательных партий, оснащенных специализированными спасательными судами. В частности, в состав созданной в 1912 году Спасательной партии Черноморского флота вошло спасательное судно «Черномор».

Черномор

«Черномор». Фото из собрания Б.В. Лемачко.

Появление в составе Военно-Морского Флота подводных лодок остро поставило проблему спасения их экипажей из-за большой аварийности этого принципиально нового класса боевых кораблей. В 1915 году в состав Военно-Морского Флота на Балтике вошло спасательное судно «Волхов», ориентированное на спасание экипажей подводных лодок посредством их подъема. Спасение подводников впоследствии стало основной задачей спасателей Военно-Морского Флота, которую не способно решить ни одно другое ведомственное спасательное формирование в стране.
В ходе Первой мировой войны возникли задачи, решение которых было возможно только специализированными организационными формированиями. Для подъема новейшего линкора «Императрица Мария», взорвавшегося и перевернувшегося в 1916 году в Севастополе, была учреждена «Мариининская судоподъемная партия». Спасательная партия была образована и в Архангельске для аварийно-спасательного обеспечения морских перевозок военных грузов, поставляемых в Россию из стран-союзников по Антанте. Постоянно растущая материально-техническая база и наличие обученных и имеющих практический опыт специалистов создали объективные предпосылки к появлению единой Аварийно-спасательной службы Военно-Морского Флота. Разрозненные формирования не были способны решить масштабные задачи, вызванные завершением разрушительной Гражданской войны на Европейской территории Советской России.
Официально датой создания Аварийно-спасательной службы Военно-Морского Флота принято считать 5 января 1921 года. В этот день В.И. Ленин подписал постановление Совета Народных Комиссаров о сосредоточении всех работ по подъему кораблей в Наркомате по морским делам в Управлении по судоподъему на Черном море. Управлению передавались все судоподъемные средства независимо от их принадлежности, а личный состав, занятый работами по подъему судов, считался состоящим на военной службе.
21 февраля 1921 года в ведомство Наркомата по морским делам также постановлением Совета Народных Комиссаров были включены созданные в Петрограде и Архангельске Управления по судоподъему на Балтийском, Баренцевом и Белом морях, что завершило процесс объединения и национализации, но не остановило дальнейшее реформирование. После ряда реорганизаций, вызванных новой экономической политикой, развитие аварийно-спасательного обеспечения Военно-Морского Флота оказалось неразрывно связано Экспедицией подводных работ особого назначения – ЭПРОН, учрежденной 2 ноября 1923 года. Созданная Объединенным главным политическим управлением (ОГПУ) с несколько авантюрной целью поиска и подъема золота с английского парохода «Принц», затонувшего в период Крымской войны, ЭПРОН к началу Великой Отечественной войны превратилась в мощную всесоюзную хозрасчетную организацию, занимающуюся аварийно-спасательными и судоподъемными работами в интересах всех ведомств и имевшую 26 спасательных судов (7 из них современной специальной постройки) и 50 водолазных ботов.

Водолазная станция ЭПРОН. Конец 1930-х гг.

Водолазная станция ЭПРОН. Конец 1930-х гг.

Главному управлению ЭПРОН подчинялись Северная, Балтийская, Черноморская, Каспийская, Тихоокеанская экспедиции, экспедиция центрального района (Москва) и экспедиция рек и озер (Ленинград), включавшие отдельные аварийно-спасательные отряды, группы и отряды подводно-технических работ, а также ремонтно-производственные мастерские и Военно-морской водолазный техникум в Балаклаве. Само название техникума – кузницы кадров ЭПРОН однозначно указывало на ее неразрывную связь с Военно-Морским Флотом. Личный состав ЭПРОН комплектовался из лиц начальствующего и рядового состава резерва Военно-Морских Сил Рабоче-Крестьянской Красной Армии (ВМС РККА) по контракту со сроком службы не менее двух лет. ЭПРОН была чисто военизированной организацией, КЗОТ на ее личный состав не распространялся. Дисциплина и внутренний порядок поддерживались в соответствии с уставами РККА. В 1936 году приказом наркома обороны СССР по РККА лицам командного и начальствующего состава ЭПРОН были присвоены военные звания.
Одного краткого и далеко не полного перечисления судов, поднятых ЭПРОН, достаточно, чтобы оценить беспрецедентный масштаб ее деятельности: подводные лодки «Пеликан», АГ-16 со спасением экипажа, АГ-21, «Орлан», «Карп», «Судак», «Лосось», «Налим», L-55, «Рабочий», танкеры «Эльбрус» и «Советская Армения», эсминцы «Калиакрия», «Пронзительный», «Стремительный», «Сметливый», «Капитан-лейтенант Баранов», «Лейтенант Шестаков», «Керчь», ледокол «Садко», пароходы «Борис», «Пушкин», «Петр Великий», «Ямал», «Бенартур», транспорт «Буревестник», траулер «Мойва», башни линкора «Императрица Мария». Были еще спасенные подводные лодки Щ-103 и Щ-421, ледоколы «Малыгин» и «Сибиряков», крупные транспорты «Ильич», «Харьков», «Сталинград», «Зорроза» и другие. Всего с 1923 по 1938 гг. были спасены 188 кораблей и судов суммарным водоизмещением 420 тыс. т, поднято 299 судов общим водоизмещением 157 тыс. т и пять орудийных башен с линкоров. Непревзойденным остается рекорд покорения глубин, поставленный водолазами ЭПРОН при дыхании сжатым воздухом – 137 м. Имена героев-эпроновцев знала вся страна.
Аварийно-спасательная служба Военно-Морского Флота – прямая наследница ЭПРОН, которая была передана в Наркомат Военно-Морского Флота в первый же день начавшейся Великой Отечественной войны. Подвиг военных моряков-спасателей не меркнет на фоне всенародного подвига во имя Победы. Погибли в бою спасательные суда Черноморского флота «Шахтер», «Аджарец», «Кабардинец» и «Черномор». Во время Таллинского перехода потоплены спасательные суда Балтийского флота «Сатурн» и «Колывань». На Ладоге погибло водолазное судно «Водолаз». На Северном флоте погибли спасательные суда РТ-67, РТ-32 и «Шквал». Не все они найдены и увековечены отметками на морских картах как места отдания воинских почестей. Место гибели судна «Водолаз» до сих пор остается загадкой, а его поиск – долгом современных спасателей перед памятью погибших защитников Отечества. Тем более, что спасатели, павшие на той войне, иногда возвращаются. Уникальным примером является обнаружение в 2013 году на дне Финского залива останков водолаза главного старшины Никиты Сергеевича Мышляевского. Водолазы-дайверы у берегов острова Котлин, осматривая место гибели в августе 1944 года килекторного судна и рейдового водолазного катера, обнаружили водолазную помпу и, пройдя по воздушному шлангу, нашли останки погибшего водолаза в вентилируемом водолазном снаряжении. Имя его было установлено по фронтовому дневнику врача-спецфизиолога В.И. Тюрина. Погибший водолаз был похоронен на воинском кладбище Кронштадта в 2015 г. после отпевания в только что воссозданном Морском соборе. Памятник на могиле Н.С. Мышляевского является местом ежегодного сбора проживающих в Санкт-Петербурге ветеранов и действующих военно-морских спасателей 5 мая, когда отмечается День водолаза. Рядом с ним посажена аллея, каждое дерево в которой посвящено одному из погибших во время Великой Отечественной войны спасательных судов.
Всего в годы Великой Отечественной войны Аварийно-спасательная служба Военно-Морского Флота оказала помощь 1 505 кораблям и судам общим водоизмещением 1 987 335 т. Количество поднятых кораблей и судов составило 1 691 единицу, а их водоизмещение равнялось 727 244 т.
Обобщая опыт Великой Отечественной войны и рассматривая перспективы послевоенного строительства, командование Военно-Морским Флотом приняло важное, имевшее далеко идущие последствия решение о необходимости развития научной составляющей водолазных, глубоководных и судоподъемных работ. 3 января 1945 года циркуляром начальника Главного морского штаба был сформирован научно-исследовательский институт аварийно-спасательной службы, ставший неотъемлемой частью системы поисково-спасательного обеспечения Военно-Морского Флота. в 2020 году НИИ спасания и подводных технологий ВУНЦ ВМФ «Военно-морская академия» отметил свой 75-летний юбилей.
Первое послевоенное десятилетие, названное «золотым десятилетием судоподъема» продемонстрировало возросшую мощь Аварийно-спасательной службы Военно-Морского Флота, с честью прошедшей испытания военных лет. Было поднято 2700 кораблей и судов суммарным тоннажем 1 953 880 т. Среди них крупнотоннажные лайнеры «Ганза», «Гамбург», «Берлин». Подавляющее отвлечение сил и средств на выполнение судоподъемных работ позволило сформулировать истину, которая актуальна до настоящего времени: «Выполнение судоподъемных работ – высшая форма проверки готовности аварийно-спасательных подразделений».
Эхом прошедшей войны прозвучали подрывы на донных минах крейсера «Киров» в октябре 1945 года и линкора «Новороссийск» в октябре 1955 года. Крейсер удалось спасти, а гибель линкора стала самой крупной катастрофой мирного времени в истории Военно-Морского Флота. Погибло 608 моряков. Из корпуса перевернувшегося линкора спасли 9 человек, двоих из которых вывели водолазы Аварийно-спасательной службы. Подъем линкора в 1956–1957 гг. стал знаковым событием для Аварийно-спасательной службы Военно-Морского Флота, с которой в марте 1956 г. была снята задача по проведению судоподъемных и подводно-технических работ для гражданских министерств и ведомств. Служба сконцентрировалась на обеспечении интенсивно растущего ракетно-ядерного океанского Военно-Морского Флота страны.

Подъём Новороссийска

Подъём ЛК «Новороссийск». 1956 год.

Период с 1958 по 1972 гг. в историю Аварийно-спасательной службы Военно-Морского Флота вошел как «эпоха Чикера», названная по имени возглавлявшего ее руководителя. Контр-адмирал Чикер Н.П. заложил основы полного обновления Аварийно-спасательной службы Военно-Морского Флота, начав с судового состава. Спасательные суда Военно-Морского Флота строились крупными сериями. В строй вошли 23 спасательных судна подводных лодок проектов 527 и 532, оснащенных глубоководными водолазными комплексами, спасательными колоколами, рабочими и наблюдательными камерами, 19 спасательных буксирных судов проектов 733с, 712, 714 и 1452, способных действовать в дальней морской зоне, 12 противопожарных судов проектов 1893 и 1993, а также 90 противопожарных катеров проектов 364 и 14611, оснащенных помимо лафетных стволов мощными водоотливными средствами, 112 водолазных ботов проектов 522 и 535, более 200 рейдовых водолазных катеров проектов 376 и 1415. В конце 1960-х годов в состав Военно-Морского Флота вошло уникальное судоподъемное судно проекта 530. Водолазы уверенно освоили работы на глубинах до 160 м методом кратковременных погружений.
Среди выдающихся достижений рассматриваемого периода следует назвать спасение вместе с экипажем подводной лодки М-351 в 1957 году с глубины 83 м, беспрецедентные оказания помощи атомной подводной лодке К-19 в 1961 году после тяжелой аварии атомного реактора и в 1972 году после пожара, подъем затонувших подводных лодок М-200, М-256 и С-80. Первые две были подняты старым судоподъемным судном «Коммуна», а С-80 – с помощью новейшего судна «Карпаты» с глубины 200 м.
Импульс развития продолжал действовать и в последующие годы. В 1979 году Аварийно-спасательной службе Военно-Морского Флота были дополнительно приданы функции поисково-спасательного обеспечения полетов космических аппаратов, и она была переименована в Поисково-спасательную службу. В том же году на кораблестроительном факультете Высшего Военно-Морского Инженерного училища имени Ф.Э. Дзержинского была открыта Кафедра водолазной подготовки и судоподъема, до настоящего времени успешно готовящая специалистов аварийно-спасательного дела с высшим образованием. Выбор кораблестроительных наук в качестве основы обучения не случаен, так как нельзя спасать корабли, не зная, как они устроены, точно так же, как нельзя лечить людей, не зная анатомии.
В 1980-е годы судовой состав пополнился 2 спасательными судами проекта 537, носителями обитаемых подводных аппаратов и глубоководных водолазных комплексов, и 2 океанскими спасательными буксирами проекта 5757. Эти суда были самыми крупными в мире в своем классе. На смену спасательным колоколам пришли спасательные глубоководные аппараты проектов 1837, 1855, 18270. Их носителями стали не только надводные суда проектов 536 и 537, но и 2 спасательные подводные лодки проекта 940, оснащенные глубоководными водолазными комплексами. С борта подводной лодки-лаборатории проекта 1840 водолазы Военно-Морского Флота в 1982 году установили национальный рекорд глубины водолазного спуска, равный 306 м, освоив прогрессивный метод насыщенных погружений. Спасатели честно и самоотверженно выполняли возложенные на них задачи. Яркими страницами стали расчистка от затонувших судов порта Читтагонг в республике Бангладеш в 1972–1974 гг., работы на затонувшем большом противолодочном корабле «Отважный» в 1974-1975 гг., спасение экипажей затонувших подводных лодок С-178 в 1981 г. и К-429 в 1983 г. и их последующий подъем. Из отсеков С-178 с глубины 32 м были выведены 20 человек, 6 из которых «мокрым» способом водолазы под водой перевели в легшую рядом на грунт спасательную подводную лодку БС-486. Спасение 104 человеческих жизней с глубины 41 м из отсеков подводной лодки К-429 до сих пор является самой успешной спасательной операцией такого рода в мире.
Готовность жертвовать собой ради спасения других подтвердил экипаж спасательного судна СС-44 Северного флота. В 1972 году при оказании помощи малому десантному кораблю МДК-253 судно штормом было выброшено на берег. Героическими усилиями израненный спасатель был снят с камней, но восстановлению не подлежал. Грудью закрыли страну спасатели Тихоокеанского флота после теплового взрыва атомного реактора на подводной лодке К-431 в Чажме, не допустив ее затопления. В 1986 году, работая по извлечению тел погибших пассажиров на пароходе «Адмирал Нахимов», отдали свои жизни водолазы Черноморского флота мичманы Полищук Ю.В. и Шардаков С.А. С риском для жизни спасатели Балтийского флота в 1991 году выполнили подъем на Ладоге опытового судна «Кит», на котором в 1950-е годы испытывались боевые радиоактивные вещества. Уровень загрязнения в отсеках достигал 1 500 000 распадов на квадратный сантиметр.

ОС Кит

ОС «Кит»

Грядущий, а затем и ставший реальностью распад Советского Союза и вызванные этим тяжелые последствия существенно повлияли на Поисково-спасательную службу Военно-Морского Флота, реформированную в Управление поисковых и аварийно-спасательных работ, а затем в Службу поисковых и аварийно-спасательных работ Военно-Морского Флота. Негативные тенденции проявились в череде тяжелых катастроф, связанных с гибелью атомных подводных лодок К-219 в 1986 году, К-278 «Комсомолец» в 1989 году, К-141 «Курск» в 2000 году, списанной атомной подводной лодки Б-159 во время ее буксировки на утилизацию в 2003 году. Резкое сокращение судового состава, убыль высоко квалифицированных кадров поставил аварийно-спасательную службу на грань выживания. Отправной точкой ее возрождения стал рубеж ХХ и XXI веков, что связано с наступившими положительными изменениями в России в целом.
Сохранив часть судового состава, Служба поисковых и аварийно-спасательных работ Военно-Морского Флота пополнилась 11 новыми спасательными буксирными судами проектов 745М, 22870 и 02890, 33 рейдовыми водолазными катерами и многофункциональными катерами проектов 23040, 23370 и 23370М, морской спасательной техникой и имуществом в модульном (контейнерном) исполнении со средствами вентиляции отсеков аварийной подводной лодки, судовыми водолазными и нормобарическими комплексами, средствами водоотлива и средствами выполнения такелажных работ. Настоящим прорывом стало вступление в строй в 2015 году головного спасательного судна подводных лодок проекта 21300 «Игорь Белоусов». В перспективе планируется строительство серии спасательных судов проекта 21300М, многофункциональных спасательных судов дальней морской зоны, обновление парка стальных судоподъемных понтонов.
Наиболее значимыми работами обновляемой и динамично развивающейся Службы поисковых и аварийно-спасательных работ Военно-Морского Флота за последнее время являлись участие в 2011 году в подъеме дизель-электрохода «Булгария», подъем в 2014 году большого противолодочного корабля «Очаков» и трех морских водолазных судов, затопленных на входном фарватере озера Донузлав во время событий воссоединения Крыма с Россией, в подъеме в 2016 году обломков самолета Ту-154Б-2, упавшего в Черное море в Адлере, глубоководные водолазные спуски на затонувшее в Черном море судно «Лиман» в 2017 году, поисково-спасательное обеспечение действий Военно-Морского Флота во время контртеррористической операции в Сирийской Арабской Республике, подъем на Тихоокеанском флоте списанных судов ВТР-89 в 2017 году и судна-мишени «Машук» в 2019 году, подъем в Севастополе в 2019 году списанной подводной лодки Б-380. В 2017-2018 годах спасатели Ленинградской Военно-Морской Базы выполнили работы по расчистке гаваней Кронштадта от затонувших судов в рамках подготовки к проведению Главного Военно-Морского парада. Было поднято 10 судов, включая две учебно-тренировочные станции УТС-267 и УТС-142 на базе подводной лодки проекта 613 и тральщика проекта 254, остовы гидрографического судна ГС-388, морского буксира МБ-162, пассажирского катера ПСК-1519 и 3 деревянных базовых тральщиков. С борта спасательного судна «Игорь Белоусов» в октябре 2018 года водолазами Военно-Морского Флота был установлен новый национальный рекорд глубины водолазных спусков, равный 416 м. На конкурсе профессионального мастерства «Глубина», проходившем в 2019 году в республике Иран в рамках ежегодных Международных армейских игр российская сборная команда водолазов Военно-Морского Флота стала победителем.
Совершенствуются технические средства спасания экипажей аварийных подводных лодок, лежащих на грунте. В состав Военно-Морского Флота принят авиатранспортабельный спасательный глубоководный аппарат «Бестер-1» проекта 18271. В 2018 году в ходе учений Черноморского флота через спасательный люк подводной лодки в морских условиях был проведен выход подводников в новом спасательном снаряжении подводника ССП-М.
Возросшие технические возможности позволяют Службе поисковых и аварийно-спасательных работ Военно-Морского Флота активно участвовать в экспедициях Русского географического общества, участвовать в работе по сохранению объектов исторического наследия, увековечиванию памяти героев Великой Отечественной войны. В 2017 году водолазы, обитаемый и необитаемый подводные аппараты с судна «Игорь Белоусов» на глубине 100 м обследовали у острова Матуа Курильской гряды погибшую во время Второй мировой войны американскую подводную лодку SS-233 «Херринг». В 2019 году в Финском заливе возле острова Большой Тюттерс на глубине 52 м была обследована и расчищена от опутывавших ее корпус рыболовных сетей советская подводная лодка Щ-308. В 2016–2018 гг. спасатели Северного флота провели серию подводных экспедиций на затонувший в 1945 году возле острова Кильдин союзный транспорт «Томас Дональдсон», с которого были подняты танки «Шерман», паровоз серии ЕА, артиллерийские орудия, дорожный каток. В 2019 году спасательное судно «ЭПРОН» Черноморского флота в районе Новороссийска подняло фрагменты советского пикирующего бомбардировщика Пе-2. В феврале 2020 году в Севастополе был поднят торпедный катер Г-5 времен Великой Отечественной войны. Выполненные работы являются свидетельством того, что Служба поисковых и аварийно-спасательных работ Военно-Морского Флота накануне своего 100-летия находится в высокой степени готовности к выполнению задач по своему прямому назначению. Слава спасателям Военно-Морского Флота!
2021 год

СС Игорь Белоусов

СС «Игорь Белоусов» 




Новости

Все новости

05.01.2021 новое

РАТНЫЙ ТРУД ВО ИМЯ СПАСЕНИЯ

03.01.2021 новое

НИКОЛАЙ РУБЦОВ: МОРСКАЯ ДУША

30.12.2020 новое

С НОВЫМ ГОДОМ, ДРУЗЬЯ!


Архив новостей 2002-2012
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru