Библиотека Виктора Конецкого

«Самое загадочное для менясущество - человек нечитающий»

02.06.2023

ПЕВЕЦ МОРЯ ЛЕЙТЕНАНТ СЛУЧЕВСКИЙ

Поднявши якоря, мы с утренним рассветом
Стоянку бросили и к выходу легли.
С востока, в небесах, горевших первым светом,
Чернели тёмные окраины земли…
Константин Случевский «В море»

… Вокруг потоки льются горя,
А сердце стонет: «Где же он?
Где он, певец элегий „С моря“?»…
Игорь Северянин «Певец моря 
(памяти Лейтенанта С.)»

2 июня 2023 года исполняется 150 лет со дня рождения поэта 
лейтенанта Константина Константиновича Случевского.

К.К. Случевский-младший

Константин Константинович Случевский-младший
21 мая [2 июня] 1873 – 14 [27] мая 1905

Отец Константина Случевского был известным поэтом и хотел видеть сына своим и поэтическим наследником. Но для начала отправил его на морскую службу.

Я помню детские далёкие лета...
Нас к морю с ранних дней впервые приучали.
Им отроческих лет свобода отнята,
И в нём мы прожили весенние печали. («В море»)

Окончив Морской кадетский корпус в 1892 году, Константин Случевский был выпущен во флот мичманом и назначен в 18-й флотский экипаж. Служил вахтенным офицером на крейсере 2-го ранга «Наездник», подвахтенным офицером и вахтенным начальником на крейсере 1-го ранга «Рюрик», мореходной канонерской лодке «Гремящий». В 1900 году Случевский перешёл в Гвардейский экипаж на императорскую яхту «Полярная звезда».
С 1892 года стихи Случевского стали появляться в газетах «Новое время», «Русский вестник», журналах «Море и его жизнь», «Живописное обозрение», «Нива», альманахе «Денница». Читатели знали его как «Лейтенанта С.».

Привет тебе, земля! Как много, много дней
Я вспоминал тебя в скитаньях непрестанных
По водам пенистым обманчивых морей
И в мирной тишине заливов чужестранных!
Как часто о твоей мне думалось судьбе,
Когда, не зная сна и позабыв о скуке,
По книгам избранных и родственных тебе
Учился я тебя сильней любить в разлуке. («На родине»)

С началом Русско-японской войны К.К. Случевский пытался попасть на 1-ю Тихоокеанскую эскадру, на «Рюрик», но это ему не удалось. А 1 августа 1904 года дорогой ему крейсер погиб: после неравного боя с японцами «Рюрик» превратился в груду искорёженного металла, моряки открыли кингстоны… Крейсер скрывался под водой с поднятым Андреевским флагом и взвившимся сигналом «Погибаю, но не сдаюсь!».
…Лейтенант Гвардейского экипажа Случевский был назначен вахтенным начальником на эскадренный броненосец «Император Александр III» 2-й Тихоокеанской эскадры и 2 октября 1904 года вышел в поход через три океана. Первый броненосный отряд эскадры составляли однотипные эскадренные броненосцы: «Князь Суворов», «Император Александр III», «Бородино» и «Орёл».

Император Александр III

Эскадренный броненосец «Император Александр III».

…Готовы мы к смертельной битве
За други жертвовать своя.
Услыши нас в Святой молитве.
Да воля сбудется Твоя! («С моря»)

Лейтенант Случевский погиб в Цусимском сражении, на своём броненосце вместе со всем экипажем. В романе «Цусима» А.С. Новиков-Прибой писал, что с именем броненосца «Александр III» «навсегда останутся связаны наиболее жуткие воспоминания об ужасах Цусимы»:
«После того как эскадра лишилась адмирала, он стал во главе боевой колонны и повел ее дальше. На этот броненосец обрушился весь огонь двенадцати японских кораблей. А он, приняв на себя всю тяжесть артиллерийского удара, ценою своей гибели спасал остальные наши суда. В безвыходной обстановке сражения он иногда даже проявлял инициативу, на какую только был способен, не раз прикрывал собою “Суворова” и пытался прорваться на север под хвостом неприятельской колонны. Однажды ему удалось воспользоваться туманом и временно вывести эскадру из-под огня. В продолжение нескольких часов он с выдающимся мужеством вел бой против подавляющих сил врага.
К вечеру это была уже не война, а бойня.
Броненосец “Александр III”, как и другие корабли, не выдержал наконец неприятельского натиска. В шесть часов, сильно накренившись, он вышел из строя. Вид у него в это время был ужасный. С массою пробоин в бортах, с разрушенными верхними надстройками, он весь окутался черным дымом. Из проломов, из кучи разбитых частей вырывались фонтаны огня. Казалось, что огонь вот-вот доберется до бомбовых погребов и крюйт-камер и корабль взлетит на воздух. Но броненосец через некоторое время оправился и, слабо отстреливаясь, снова вступил в боевую колонну. Это была последняя попытка оказать врагу сопротивление.
Что происходило во время боя на его мостиках, в боевой рубке, в башнях и на палубах? Кто же именно был тем фактическим командующим, который так талантливо маневрировал в железных тисках японцев? Был ли это командир корабля, капитан 1-го ранга [Н.М.] Бухвостов, его старший офицер [В.А.] Племянников или под конец последний уцелевший в строю младший из мичманов? А может быть, когда никого из офицеров не осталось, корабль, а за ним и всю эскадру вел старший боцман или простой рулевой? Это навсегда останется тайной.
Но поведение этого гордого корабля в самом ужасном морском бою, какой только знает история, у многих будет вызывать удивление.
Броненосец, вступив снова в строй, переместился уже в середину колонны, а свое почетное головное место уступил однотипному собрату “Бородино”. Здесь, на новом месте, “Александр III” продержался еще каких-нибудь двадцать-тридцать минут. Достаточно было ему подвергнуться еще нескольким ударам крупнокалиберных снарядов, чтобы окончательно лишиться последних сил. На этот раз он выкатился влево. Очевидно, у него испортился рулевой привод, руль остался положенным на борт. От циркуляции получился сильный крен. Вода, разливаясь внутри броненосца, хлынула к накренившемуся борту, и сразу все было кончено...
С крейсеров “Адмирал Нахимов” и “Владимир Мономах”, следовавших за броненосцем, видели, как он повалился набок, словно подрубленный дуб. Многие из его экипажа посыпались в море, другие, по мере того как переворачивалось судно, ползли по его днищу к килю. Потом он сразу перевернулся и около двух минут продолжал плавать в таком положении. К его огромному днищу, поросшему водорослями, прилипли люди. Полагая, что он еще долго будет так держаться на поверхности моря, на него полезли и те, которые уже барахтались в волнах. Издали казалось, что это плывет морское чудовище, распустив пряди водорослей и показывая рыжий хребет киля. Ползающие на нем люди были похожи на крабов.
Оставшиеся корабли, сражаясь с противником, шли дальше.
Свободно гулял ветер, уносясь в новые края. Там, где был “Александр III”, катились крупные волны, качая на своих хребтах всплывшие обломки дерева, немые признаки страшной драмы. И никто и никогда не расскажет, какие муки пережили люди на этом броненосце: из девятисот человек его экипажа не осталось в живых ни одного».

…В журнале «Исторический вестник» в Некрологе К.К. Случевскому говорилось: «Покойный унаследовал от отца поэтический дар и мягкую, отзывчивую душу. Это был человек чрезвычайной скромности».
А газета «Новое время» сообщала: «Он погиб … но письма его с приветами близким людям на родине и со стихами, написанными на корабле, на котором он плавал, продолжают приходить, полные бодрости и светлой веры в победу…»
Видимо, вдова лейтенанта Случевского Мария Генриховна, не скрывая слёз, и могла читать эти письма мужа. Своего отца, которого боготворил, Константин-младший пережил всего на несколько месяцев…

Тайный советник Константин Константинович Случевский-старший (1837–1904) состоял на должности главного редактора газеты «Правительственный вестник», был членом совета министра внутренних дел, совета Главного управления по делам печати, имел придворное звание гофмейстера, писал стихи, прозу, и «соединял язвительный ум князя Вяземского с поэтикой Баратынского» (Е.А. Евтушенко).

К.К. Случевский-старший. 1903 г.

К.К. Случевский-старший. 1903 год.

Особое место в творчестве К.К. Случевского-старшего занимают путевые очерки «По северу России» (1886–1888) и «По северо-западу России» (1897), появившиеся после поездки в свите великого князя Владимира Александровича (1847–1909) по северо-западным и северным губерниям европейской России.
Случевский-старший был знаком с Ф.М. Достоевским, помогал вдове писателя Анне Григорьевне с изданием сочинений мужа, устройством школы его имени в Старой Руссе. К Случевскому-старшему, особенно летом в Гунгербург (Нарва-Йыэсуу) в имение «Уголок», приезжали самые известные люди того времени – литераторы, историки, журналисты. По воспоминаниям Александры Случевской-Коростовец (1890–1977) её брат Константин навещал отца не часто: «…он со своим другом Колчаком (ставшим известным адмиралом впоследствии), были в дальнем плава­нии».
С Александром Васильевичем Колчаком Случевский служил вместе на «Рюрике» и даже спас будущего адмирала от большой беды.
«В кают-компании “Рюрика» зашёл разговор о прелестной девочке 14 лет – Клеопатре Ратковской. Старший лейтенант Н.Д. Филиппов (Никоша), к которому из Одессы во Владивосток на пароходе «Владимир» уже спешила невеста Маруся Сидорова … сострил что-то по поводу Клеопатры, но это не понравилось 22-летнему Колчаку. Он бросился в свою каюту, выскочил оттуда с заряженным револьвером, направил дуло на Никошу и крикнул: “Убью собаку!”. Офицер К.К. Случевский ударил Колчака по руке, револьвер упал на пол, а мичман обалдел. Случевский и другие порядочные офицеры затащили Колчака в каюту – под арест. Этот громкий случай закончился списанием Колчака 17 июня 1897 года с крейсера 1 ранга “Рюрик”, где он исполнял должность младшего штурмана, на крейсер 2 ранга “Крейсер” – вахтенным офицером» (Смирнов В.Г. Софья Колчак – невеста, жена и вдова адмирала Колчака // «На русских просторах». 2022. № 4).
Именем поэта, члена РГО, историка и этнографа русского севера К.К. Случевского-старшего Александр Васильевич в 1901 году назвал мыс на острове в Карском море, что отражено в монографии Колчака «Лёд Карскаго и Сибирскаго морей», изданной в 1909 году. А через 100 лет на мысе Случевского в рамках работ Морской Арктической Комплексной Экспедиции и Фонда полярных исследований был установлен памятный знак в честь А.В. Колчака.

Фонтанка, 127

Дом на наб. Фонтанки, 127 (Вознесенский пр. 57), в котором с 1901 г. жил 
с супругой и семьёй отца К.К. Случевский-младший.

…При жизни Константин Константинович-младший, как отмечали современники, «из неуверенности к себе каждый раз откладывал» подготовку к изданию своего поэтического сборника. Единственный сборник «Стихотворения» Лейтенанта С. (К.К. Случевский) был издан лишь в 1907 году А.С. Сувориным. Вдова Ф.М. Достоевского рекомендовала тогда сборник беллетристу И.Л. Леонтьеву-Щеглову, как ценителю поэзии с тонким «литературным чутьем», а затем благодарила его за согласие поместить рецензию на стихи в газете «Слово».
Дочь Достоевских Любовь, по воспоминаниям А.К. Случевской-Коростовец, «была первым увлече­нием … морского кадетика, будущего лейтенанта С.».

Поэт Константин Случевский-младший, как писал в предисловии к его сборнику «Стихотворения» (1907) некто скрытый за инициалами К. Г., «покоится без страха и упрека, скрытый теми волнами, которые так любовно пел в своих стихах, – мирно покоится, не узнав позора своей родина, оставив четную память по себе, как воин, и вписав свое имя на стенах храма чистой русской поэзии».
Поэт Владимир Шуф (1863–1913) опубликовал стихи памяти погибшего Лейтенанта С. в журнале «Море и его жизнь» (1905, № 36):

В часы, когда задумчивы, туманны
За небосклон уходят облака
И наш корабль плывёт в иные страны,
Привет тебе я шлю издалека.

В чужих краях скиталец неустанный
С прямой душой и сердцем моряка,
Ты измерял седые океаны,
Которых даль, как вечность, велика.

Ты море пел и плеск волны свободной,
Среди зыбей крылатые суда...
Своей звезде ты верен был всегда.

Когда гроза шумит над ширью водной,
В полночный час звездою путеводной
Была тебе полярная звезда.

14 мая 1908 года, в третью годовщину Цусимского сражения, по инициативе офицеров и матросов Гвардейского экипажа в сквере около Николо-Богоявленского Морского собора в Санкт-Петербурге был торжественно открыт памятник экипажу броненосца «Император Александр III».

Памятник экипажу броненосца «Император Александр III»

Фамилии погибших на Русско-японской войне были выбиты славянской вязью и на памятных досках храма Спас-на-Водах, построенного в 1911 году.

В храме Спас-на-Водах

Судовые иконы и доски с именами погибших моряков.
Северная стена храма Спас-на-Водах; справа – икона и доска
с именами погибших на «Императоре Александре III».
Фото из книги «Храм-памятник морякам» (1995 г.).

Храм Спас-на-Водах взорвали в 1932 году. Теперь на его месте часовня святого Николая Угодника – «по морю плавающих управителя».
Татьяна Акулова-Конецкая

У памятника 27 мая 2023 г.

27 мая 2023 года в день памяти моряков, погибших в Цусимском сражении, состоялось 
возложение цветов к памятнику экипажу броненосца «Император Александр III», 
организованное Обществом потомков участников Цусимского сражения.
Фото: Морской фонд имени Виктора Конецкого.  




Новости

Все новости

08.07.2024 новое

«ЧИСТ ДУШОЙ И ЛЮБИТ МОРЕ»

07.07.2024 новое

C ПРАЗДНИКОМ!

27.06.2024 новое

НОВЫЕ КНИГИ - 2024


Архив новостей 2002-2012
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru