Библиотека Виктора Конецкого

«Самое загадочное для менясущество - человек нечитающий»

17.06.2023

120 ЛЕТ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ МИХАИЛА СВЕТЛОВА

…Не мелочью плати своей отчизне,
В ногах её не путайся в пути
И за колючей проволокой жизни
Бессмертие поэта обрети...
Михаил Светлов «Бессмертие»

СЕГОДНЯ ИСПОЛНЯЕТСЯ 120 ЛЕТ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ
МИХАИЛА СВЕТЛОВА

Михаил Аркадьевич Светлов запомнился всем, кто его знал, остроумным, ироничным и грустным человеком.По словам Павла Антокольского, «Светлов был предметом общей непрестанной любви». «Я завидую не только таланту Светлова, – писал Вениамин Каверин, – но и его удивительной скромности. Он, как никто, умеет довольствоваться необходимым».

М.А. Светлов

МИХАИЛ АРКАДЬЕВИЧ  СВЕТЛОВ (ШЕЙНКМАН) 
17 июня 1903, Екатеринослав – 28 сентября 1964, Москва

…В полярных льдах, в кругу черешен,
И в мирной жизни, и в бою
Утешить тех, кто не утешен,
Зову Поэзию свою.

Сын Михаила Светлова говорил, что отец передал ему главное, что имел, – «умение не делать зла людям».
Светлов был самым талантливым из первого поколения так называемых комсомольских поэтов. Его стихи знал Владимир Маяковский, заметила Марина Цветаева, ценила Анна Ахматова.
Он остался навсегда в истории литературы «Гренадой», которую Ольга Берггольц называла «лучшим стихотворением в мире». И есть ещё великие – «Песня о Каховке», «Итальянец».
Помню, как удивился Виктор Конецкий, когда читала ему любимое у Светлова – «Песенку»:
Чтоб ты не страдала от пыли дорожной,
Чтоб ветер твой след не закрыл, –
Любимую, на руки взяв осторожно,
На облако я усадил…

Такую лирику Светлова знают меньше.
Михаил Аркадьевич был прав, говоря: «…Когда меня люди потеряют, они загрустят».
В нашем доме самой читаемой книгой (и любимой Виктора Викторовича) была «Улыбка Светлова» – альбом эпиграмм поэта с рисунками (шаржи) Иосифа Игина. Она не давала грустить.
Одну из своих книг Михаил Аркадьевич так и назвал «Я – за улыбку».
Татьяна Акулова-Конецкая

Книга Улыбка Светлова


ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ О М.А. СВЕТЛОВЕ

Писатель и мемуарист Лидия Либединская:
Михаил Светлов – поэт удивительно цельной судьбы. Идеалы, раз и навсегда избранные им в юности, он пронёс через всю жизнь. Он часто повторял: «Если бы не произошла Октябрьская революция, меня как поэта не существовало бы. Мне просто не о чем было бы писать...»
Первое стихотворение Светлова было напечатано в 1917 году в екатеринославской газете «Голос солдата». Поэту было тогда четырнадцать лет, и гонорара хватило лишь на то, чтобы купить буханку свежего белого хлеба и вдосталь угостить всю семью.

Литературовед Борис Бялик:
Во время войны с Михаилом Светловым были на передовой. Светлов читал бойцам стихи. Начался воздушный налёт. Бомбы падали близко, но никто не ушёл в укрытие. Светлов дочитал стихотворение до конца. К счастью, всё окончилось благополучно, и никто не пострадал.
– Неужели тебе не было страшно?
– Нет! – ответил Михаил Аркадьевич. – Но я заметил, что в моём стихотворении есть длинноты.

Поэт Евгений Долматовский:
А до меня доходили только легенды о Светлове.
...Майор Светлов в составе танкового экипажа участвует в прорыве.
...Майор Светлов в дни Бобруйского «котла» столкнулся с группой немецких солдат во главе с генералом, взял их в плен и привел в штаб.
...Майор Светлов выпускает газету, находясь вместе с корпусом в глубоком рейде в глубь Польши и Германии. Между прочим, он опять взял в плен группу солдат.
Рассказывающие легенды о Светлове всегда улыбаются: ведь, во-первых, рассказ помножен на знакомый нам облик поэта; во-вторых, всем ясно, что немцы сами не искали поэта-гуманиста, чтобы сдаться именно ему; а в-третьих, в легендах о Светлове нет никакого вымысла.

Поэт Евгений Евтушенко:
Светлов постоянно пребывал в состоянии легкого опьянения. О причине своего пристрастия к алкоголю он рассказывал так. Во второй половине 1920-х годов его вызвали в ГПУ и предложили быть осведомителем, разумеется, под красивым предлогом «спасения революции от врагов». Светлов отказался, сославшись на то, что он тайный алкоголик и не умеет хранить тайны. Из ГПУ он прямиком направился в ресторан «Арагви», где сделал все, чтобы выйти оттуда на бровях.
– С той поры, – говорил Светлов, – мне ничего не оставалось делать, как поддерживать эту репутацию.
После войны, по подсказке КГБ, Светлову не разрешали выезжать за границу, ссылаясь на то, что он пьет и что у него нет «международного опыта». Узнав, откуда ветер дует, поэт рассмеялся: «Там забыли, что я однажды уже был за границей – вместе с Красной Армией дошел до Берлина».

Актёр Семён Гушанский:
У него было на редкость интересное лицо. Когда он читал стихи или пел песни, он становился прекрасен.
Вот я вижу его шагающего взад-вперед по комнате в проезде Художественного театра. Работая, думая, фантазируя, он никогда не сидел за столом. Вышагивал километры, как он сам говорил. Я иногда думал: может быть, поэтому он такой худой?
Вот он идет по Москве, по улице Горького, чуть наклонившись вперед, как бы ничего не видя, всегда думая о чем-то своем. На нем длинноватое коричневое пальто, большая кепка. Он странно неуклюж и изящен. Всегда без кашне и без перчаток.
– Это я сам себя так закалил. Я никогда не простуживаюсь.
Навстречу идет знакомый:
– А, Миша! Как жизнь?
– Постепенно.
– Как здоровье?
– Вскрытие покажет.

Режиссёр Александр Светлов:
Как-то вечером отец вышел в лёгком подпитии из ресторана ВТО.
Видит – у входа стоит швейцар в полном обмундировании.
– Будьте добры, вызовите мне, пожалуйста, такси!
Человек оскорбился:
– Я не швейцар! Я адмирал!
Отец оглядел его с ног до головы, убедился, что перед ним, действительно, адмирал, и сказал:
– Ну тогда – катер!

Поэт Марк Лисянский:
Светлов был беспредельно щедрым человеком. Всё, что он делал, он делал для людей. Он был из тех поэтов, кому, по словам Маяковского, и «рубля не накопили строчки». Таких называют бессеребренниками! Известна светловская шутка по поводу платяного шкафа, который хотели ему купить друзья на вовоселье. «Зачем мне шкаф! У меня всего один костюм, и он всегда на мне».

Писатель и литературовед Зиновий Паперный:
Кто-то Светлов жалуется на безденежье.
– А у меня остался единственный рубль. Хочу сходить в нотариальную контору – снять с него копию.

Писатель и поэт Варлам Шаламов:
…Светлов встал, протягивая мне руку:
– Подождите. Я вам кое-что скажу. Я, может быть, плохой поэт, но я никогда ни на кого не донес, ни на кого ничего не написал.
Я подумал, что для тех лет это немалая заслуга – потрудней, пожалуй, чем написать «Гренаду».

Михаил Светлов

Писатель Виктор Конецкий:
Рекомендацию в Союз писателей я попросил у Михаила Светлова.
– А ты хороший парень, старик? – спросил Светлов так, как он умел: не поймешь – обычная шутливость или угрожающая серьезность.
– Конечно, хороший, – сказал я.
– Почему же ты пишешь сценарии для кино, старик? – спросил Светлов.
– Я больше не буду, – сказал я.
– Тогда найди мне бумажку, – сказал Светлов.
Дело происходило в номере «Европейской» гостиницы, где Светлов писал текст песни для кинофильма. Вернее, если у него бумаги не было, то он ее не писал, а сочинял: «Метет метель, и вся земля в ознобе… а вы лежите пьяненький в сугробе, и вам квитанции не надо ни на что…»
Я вырвал откуда-то клок бумаги и получил самую короткую за всю историю мировой литературы рекомендацию. Светлов нацарапал: «Рекомендую Конецкого в Союз писателей – он хороший парень. М. Светлов».
Мне далеко до хорошего парня, но мне всегда хотелось бы им быть больше, нежели кем бы то ни было иным.

Актёр Аркадий Райкин:
Он мог целыми днями просиживать в ресторане Дома литераторов, подсаживаясь то за один столик, то за другой, и, независимо от состава собеседников, вести как бы один, и тот же нескончаемый разговор. У него было много закадычных приятелей, всегда готовых поставить ему рюмочку и дать выговориться всласть, но не уверен, что это спасло его от одиночества.

Драматург Александр Рейжевский:
Светлова ненадолго выписали из больницы, и он сразу же отправился в ЦДЛ. Его тотчас окружили люди. «Михаил Аркадьевич, – спросил его Юрий Сотник, – так что же у вас врачи находят?» «Талант», – не задумываясь, ответил Светлов.

Поэт и переводчик Пимен Панченко:
Он был настоящим писателем, большим и глубоким поэтом. Таким он и останется навсегда в сердцах миллионов людей. А для меня другого такого человечного человека уже не будет.
Светлов с честью носил фронтовую шинель. Его любили и солдаты, и генералы и оберегали, как могли. А он с мудрой и скорбной улыбкой доказывал; что автору «Каховки» место только на передовой, рвался под Старую Руссу, где в 1943 году шли кровопролитные бои. Чуть не в каждом номере газеты «Героический штурм» печатались его пламенные стихотворные призывы, юморески. Тогда же были написаны стихи о Лизе Чайкиной и «Итальянец», который быстро полюбился всей 34-й армии.
Поэзия всегда была его первой и неиссякаемой любовью. Веселый выдумщик и фантазер, остроумнейший собеседник и всеобщий любимец, он не раз говорил:
– Рифмы это чепуха. Надо, чтобы после каждого настоящего стихотворения человек становился добрее и лучше.

Поэт Вера Инбер:
Михаил Светлов был ясным месяцем нашей поэзии. И в самой фамилии его есть свет, неугасающий свет умного, доброго таланта.  




Новости

Все новости

30.09.2023 новое

«АРКТИКА МАНИТ БЕЗМОЛВИЕМ И ТАЙНОЙ…»

29.09.2023 новое

ОН УШЁЛ ЗА КРАЙ СВЕТА. СЕРГЕЙ БЕЗБОРОДОВ

28.09.2023 новое

ПАМЯТИ А.Я. КАПЛЕРА


Архив новостей 2002-2012
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru